обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






            Попробую вспомнить и рассказать о Детской редакции, то есть, о редакции программ для детей Московской студии телевидения, какой она была и какой видел ее с конца тысяча девятьсот пятидесятых, не состоя в штате, но постоянно в течение десяти лет сотрудничая как автор.

            В те годы первые отечественные, массового производства, телевизоры – «Т-1 Москвич», «Т-2 Ленинград» и «КВН-49» - уже перестали быть диковинками и привычно собирали соседей московских  коммуналок. Для горожан голубые экраны успели стать каждодневным и желанным развлечением. Но для профессионалов – творцов и критиков – телевидение только вступило в пору творческих поисков и дискуссий. Стоял тогда даже такой сакраментальный вопрос: «Что есть телевидение? Новый специфический вид искусства или просто небывалое техническое средство передачи массовой инеформации?» Здесь надо помнить, что многоопытных теоретиков телевидения тогда просто не было и быть не могло. Не существовало такой специализации на журфаке, не готовили телеоператоров во ВГИКе, не было учебных институтов и школ телевидения с их профессорами, не было Академии. Значит, некому было поучать других и предъявлять новичкам эталоны творчества.

            Естественно, первыми устремились на новое поприще деятели в чем-то близких творческих областей: кино, театра, радио.

            Первым редактором, которого я встретил в Детской редакции на Шаболовке в 1958 году, была Марьяна Краснянская, небольшого роста обаятельная улыбчивая толстушка, кокетливая и компанейская, дочь известного театрального режиссера, выросшая при театре и получившая образование на театроведческом факультете ГИТИСа. Именно ей было тогда передано задание идеологического руководства создать передачу по «Пионерским ступенькам», о которых она и понятия не имела.

            В том немудреном сценарии «ТПШ» (Телевизионной пионерской школы), что был принесен Краснянской по просьбе общих знакомых, группа школьников во главе с пионерской вожатой (ее роль сыграла молодая актриса Театра Советской Армии Нина Белобородова) собиралась в поход. Дело шло об умении собрать и правильно уложить рюкзак, ставить палатку, разжигать костер, ориентироваться, - лежащих на поверхности умениях и навыках, обязательных для пионеров на разных ступеньках их жизни.

            А где-то после четвертой или пятой передачи «ТПШ» Краснянская попросила сценарно выстроить предстоящий репортаж о «Дне игры и игрушки» в Доме пионеров. Затем поручила написать обзор выставки «Рисуют дети Молдавии». И пошло, и пошло…

            Сидевшая за соседним, с Краснянской, редакционным столом Элла Габриэлова, закончившая Литературный институт (где занималась в творческом семинаре у К.Федина), предложила написать страничку в ежемесячный телевизионный журнал «Юный пионер». Она и сама начинала еще недавно в Детской редакции как автор таких страниц.

            Тогда первый на нашем телевидении периодический журнал только становился на ноги, и это было именно в Детской редакции.

            Теперь Габриэлова была его редактором, М.Маркова – режиссером. Тележурнал и верстался как обычные журналы. Перед камерой на пюпитре лежали аккуратной пачкой рисованные художником картонные заставки: обложка журнала и названия страниц. Помощник режиссера вручную сменял их по ходу передачи, а перед другой камерой прямо в студии разыгрывались живые сюжеты, или выступали приглашенные гости, или шла с киноканала заранее заряженная пленка. Примитивно, однако телевизионный журнал «Юный пионер» прожил изрядное время, о многом поведал зрителям и не раз удостоен различных почетных грамот и дипломов Гостелерадио СССР, - тогдашнего эквивалента нынешней ТЭФИ.

            Итак, в жизни вашего вспоминателя, началось сотрудничество с редактором Габриэловой.

            А однажды судьба нештатного автора, которого, как известно, ноги кормят, привела в редакционную комнату, где размещались еще двое.

            Ирина Остальская, театровед по образованию,изящная дама с предупредительными манерами, вкрадчивым голосом и мягкими интонациями, тяготела к программам для малышей. В частности, среди других, она редактировала и цикловую передачу «Кот-книгоноша». Кукольный кот приносил зрителям книжки, читал их с экрана, приглашал артистов, волшебно оживлял страницы.

            А по соседству с Остальской, тоже окончившая в ГИТИСе театроведческий факультет, энергично трудилась плотная, с вечной сигаретой во рту и с мужским складом ума Татьяна Николаевна Паченцева. Она «занималась» переносом на телеэкран театральных спектаклей и с увлечением работала над очерками по изобразительному искусству, частенько оставляя свой стол и выезжая как автор и редактор на места, где школьники или учащиеся ПТУ овладевали прикладными видами искусства или народными промыслами.

            Не помню, где именно находилось тогда рабочее место выпускницы сценарного факультета ВГИКа Зои Кисляковой, но сама она очень живо видится из той поры, стоящая посреди редакционной комнаты, близорукая, но не носящая очков, тонко чувствующая слово и способная восхищаться талантами авторов, говорящая о том, что они написали, с восторженным придыханием. Она и сама, в конце концов, стала сочинять оригинальные пьесы для кукольного театра в соавторстве с кинооператором  Марком Волынцом…

            Теперь, «по-джентльменски» пропустив дам вперед, следует заметить, что были уже тогда в Детской редакции и мужчины.

            Седеющий Шенгелевич, с солидным опытом работы на радио, носитель официальной советской школы журналистики, всегда одетый в пиджачную пару и при галстуке, сосредоточенно и с полной ответственностью занимался идейно-политическим воспитанием старшеклассников. Возраст позволял называть всех вокруг по именам, его же все величали Евгением Михайловичем. Это у него делал свои первые публицистические телеочерки ставший впоследствии мэтром И.Беляев, он редактировал все передачи «На знамени твоем, Комсомол» и тележурнал «Искатели».

            Молодой спортивный редактор и комментатор Борис Зажорин создал и с неизменным успехом вел с экрана популярнейшую передачу «Веселые старты». Родившаяся в Детской редакции счастливая придумка (теперь бы сказали «проект») охватила множество школ и детских клубов. Веселые старты проводились повсюду и были едва ли не так же популярны, как школьные КВН.

            А возглавлял Детскую редакцию во второй половине пятидесятых бывший комсомольский работник Валентин Васильевич Ксенофонтов,  блондин около сорока в аккуратном сером костюме, с коротко стрижеными слегка поредевшими волнистыми волосами и чуть приподнятым задумчивом лицом.

            Может быть, я не прав, но пишу по личному ощущению хоть и причастного, однако, все же стороннего в редакции человека.

            В.В.Ксенофонтов, по-моему, был не столько руководителем, сколько передающей распоряжения инстанцией. Мне, во всяком случае, ни разу не довелось ощутить его собственную точку зрения, требовательность и волю.

            Где-то к 1960 году, тихо оставив место главного редактора, «Мамбрик» (как называли Ксенофонтова меж собой молодые редакторши) перешел в Институт художественного воспитания АПН, написал там книжечку и, кажется, защитил диссертацию о влиянии телевидения на юных зрителей.

            Вспоминая теперь впечатление от того давнего сотрудничества с Детской редакцией телевидения, в первую очередь, думаешь о редком для государственного учреждения ощущении молодежной студийности и даже «домашности». Там не исполняли служебные обязанности, а трудились, как говорится, без чинов.

             Конечно, тому способствовали и малочисленность редакторского состава, и молодость как работников, так и самого дела. Но все же основы этой приятно-памятной трудовой атмосферы заложили в Детской редакции те, что были первыми, и о ком пишу понаслышке.

            Говоря о прошлом, ветераны редакции, не сговариваясь, называют первым одно имя – Авенир Григорьевич Зак.

            Начавший еще до войны с занятий в Арбузовской театральной студии, он позже окончил ВГИК и принес на еще не оперившееся телевидение свой двоякий опыт – опыт двух родственных искусств. Он был первым и поначалу единственным режиссером Детской редакции. Он и заложил по существу ее основы, стал организатором и на семь первых лет работы становым хребтом ее творческого существования.

Ассистентом режиссера начала работу на телевидении выпускница актерского факультета ВГИКа  М.А.Маркова.

            А первым и единственным в ту пору редактором телепрограмм для детей пришел окончивший сценарный факультет А.Н.Вольфсон. Он пригласил и своих сотоварищей по институту кинематографии В.Бельчинского, И.Зверева, А.Леонтьева.

            А.Зак с А.Вольфсоном и создали уже поминавшийся выше тележурнал «Юный пионер». Круг его авторов стал быстро расти. Вслед за десантом молодых киношников на непаханое поле детского телевидения пришли Э.Габриэлова, М.Гумилевская, А.Свирин (Шапиро) и др.

            Вскоре включились в работу редакции и театральные режиссеры, выученики ГИТИСа: В.Меллер, М.Орлов, А.Чевашов, В.Храмов.

            Работа на телевидении оказалась по-своему захватывающе интересной. Говоря языком поэта, она вся была ездой в незнаемое. Всё требовало коллективного сотворчества, находчивости и, если хотите, изобретательности. Ведь, не существовало ни видеозаписи, ни электронного монтажа, ни нынешних спецэффектов. Передачи шли в прямой трансляции. Как и театральный спектакль, они оставались сиюминутным зрелищем, отличаясь лишь тем, что исполнители не получали непосредственной зрительской реакции.

            Режиссеры с художниками-постановщиками размещали по студии декорации, репетировали с актерами, как в театре, определяли и расписывали с ассистентами, какая камера что именно и с какой точки будет показывать, выстраивали с операторами один за другим по порядку идущие кадры. Но если по ходу эфира вдруг «вылетала», т.е. отказывала одна из задействованных в передаче камер,  режиссер должен был молниеносно принять решение, а ассистент у пульта немедленно перестроить партитуру по новому указанию режиссера. Тут уж были и художественное чутье, и спортивная реакция, и адреналин.

            Шло и проходило неповторимое время первопроходцев. Незаметно росла редакция. Рождался опыт.

            Только-только появилась возможность внестудийных передач – желанная, но отнюдь не легко доступная техническая возможность. Вслед за специалистами, которые выясняли, пройдет ли с места видеосигнал, с Шаболовки двигался целый караван: «Лихтваген» - дизельная электростанция на колесах, «Тонваген» - фургон с выносными микрофонами, звукозаписывающей и звукопередающей аппаратурой, собственно «ПТС» - передвижная телевизионная станция с режиссерским пультом и камерами на штативах с колесиками, наконец,  грузовик с осветительными приборами. И все-таки новая возможность была великим достижением!

            Ненасытный журнал «Юный пионер» непрерывно требовал новых сюжетов. Киногруппа телевидения постоянно выезжала на съемки по заявкам  редакции. Иногда приходилось пользоваться и фототекой, и услугами мастеров фотоцеха, чтобы обеспечивать изобразительный ряд журнальной страницы. Тут жила вечная головная боль.

            Вскоре творческая группа Детской редакции тоже стала выбираться за стены студии.

            Если редакторы и сценаристы придумывали, как увлечь юных зрителей сюжетом, то перед режиссерами и операторами, случалось, вставала проблема, как, каким образом это показать при весьма скромных технических возможностях.

            Как, например, показать из студии плывущий в море корабль или очертания острова, на котором побывала экспедиция?

            Ветераны помнили, что Зак решал эту головоломку так: на кинопроекторе шли кадры моря. Верхняя часть кадра кашировалась, то есть перекрывалась специальной шторкой, а на ее место с другой камеры подавали кораблик.

            Еще было. Ради того, чтобы дать фантастическую возможность живому персонажу побродить в ходе передачи по полке книжного шкафа, режиссеру понадобилось прорезать насквозь одну полку, вовсе удалив ее заднюю стенку, а далеко за ней соорудить декорацию – ряд бутафорских книжных корешков высотой в два человеческих роста. Затем установить камеру перед книжным шкафом, добившись перспективного совмещения, и отправить актера к дальней декорации – тем самым книжным корешкам, ловя его в объектив сквозь просвет, вырезанный в шкафу.

            В самом конце пятидесятых или в начале шестидесятых годов прошли целой серией передачи для дошкольников об Азбуке. Каждая знакомила малышей с двумя очередными буквами алфавита. Сценарии были написаны на заказ разными авторами, имели разные сюжеты и делались разными режиссерами. Автору этих строк «достались» три передачи: буквы В и Г, где ведущими стали Волшебник и Гном, буквы Ф и Х, где действовали Фотограф и Художник. И передачи этого цикла начинались с того, что одетая в школьную форму симпатичная первоклассница с парой светлых косичек и лучистыми серыми глазами ловко поворачивала разноцветные кубики, открывая на них буквы и составив нужные слова, радостно объявляла: «Занимательная Азбука!»

            Сегодня можно со снисходительной улыбкой принять эту примитивную находку, но тогда режиссеру удалось вместо неподвижного рисованного титра создать живую детскую заставку. Еще годы должны были пройти, чтобы дети получили мультипликационную заставку для своей передачи «Спокойной ночи, малыши!»

            Творческие поиски редакции шли в разных направлениях. Искали новые темы и формы детских передач, изобразительные средства и возможности, новых сотрудников. Редакция была живым, а значит, и постоянно обновляющимся растущим организмом.

            В конце пятидесятых мы уже не застаем первых работавших для детей режиссера и редактора. А.Г.Зак ушел на «вольные хлеба» - стал известным драматургом. А.Вольфсон отошел от телевидения, работал как сценарист киностудии. Но творческий дух редакции еще оставался прежним. Так же выходил ежемесячный журнал «Юный пионер», его вела теперь ставшая режиссером М.Маркова. По-прежнему работала над переносом на экран театральных спектаклей окончившая ВГИК И.Миронова. Снимал вместе с Марковой «Голубую чашку» А.Гайдара  В.Храмов. В 1958 году начала работать режиссером поработавшая с М.Марковой в качестве ассистента Н.Зубарева. Ф.Надеждин, еще не переведенный в режиссеры, получил первую самостоятельную работу. Дело ширилось. Появилась среди редакторов молодая и успешная В.Северьянова. В качестве режиссеров работали и ветераны редакции Л.Крюкова, А.Исаева. Несложные передачи делали и опытные ассистенты режиссера И.Титлянова, Т.Палагина, Н.Сокол.

            Численный состав редакции к тому времени вырос.

            Еще на заре работы режиссер В.Меллер привел на телевидение своего знакомого, художника мультипликационных фильмов Вадима Курчевского. Разбирая присланные в редакцию детские рисунки, они затеяли новую передачу. В.Курчевский в кадре рассматривал рисунки вместе с кукольным Буратино, показывал их с экрана, обсуждал и похваливал, пробуждая у зрителей интерес к рисованию. Передача вызвала новый поток детских работ, и интересно заметить, что обращались они теперь в письмах чаще не к художнику, а непосредственно к Буратино. Так кукла стала доверенным лицом маленьких зрителей, их живущим где-то за экраном другом. Родилась цикловая передача для самых юных художников «Выставка Буратино» или – коротко – «Выставбура». У нее даже оригинальная музыкальная заставка была – песенка композитора А.Островского на слова З.Петровой:

            «Выставбура, Выставбура, Бура-Буратино,

            Нам прислали малыши новые картины…»

Эта песенка звучала с экрана много лет.

            Парное ведение передачи взрослым и куклой оказалось и выигрышным, и удобным. В программах редакции возникла еще одна, ставшая регулярной, передача: «Умелые руки». Диктор, чаще всего «тётя Валя» (Леонтьева) совместно с куклой и непринужденно общаясь с ней как с живым партнером, практически обучала малышей простейшим поделкам из бумаги, пластилина и картона, тряпочек и ваты с помощью ножниц, клея, линейки и кисточки.

            Внедрение кукольных персонажей в передачи не ограничилось для них ролью помощников взрослого Ведущего. Сценаристы М.Лурье и З.Петрова с композитором А.Островским отдали в Детскую редакцию несколько ярких музыкальных водевилей. Новшество всем пришлось по душе. Его подхватили. Стали «захаживать» на телевидение знакомые со страниц журнала «Веселые картинки» - Алеша Почемучка, Гурвинек, Чипполино…На экране открылся «Клуб веселых человечков». В одной компании оказались Буратино, Дюймовочка, собачка Чижик, зайчишка. Рождение Клуба собрало целую группу художников, которые с удовольствием мастерили кукол и обстановку для них.. На Телестудии даже появился главный художник Детской редакции и специальный кукольный цех.

            Вскоре на экране возникли славные кукольные мальчишки – Шустрик и Мямлик – с соответствующими характерами. Это пополнение стало для телевидения замечательным приобретением. Шустрик и Мямлик быстро освоились на экране и зажили на глазах у зрителей полнокровной мальчишеской жизнью.

            Этих милых героев отличало от всех других кукол то, что они решительно покинули традиционную ширму. Если «Веселые человечки», встречаясь в «Клубе», действовали в своем кукольном мире среди кукольных вещей и кукольной мебели, то Шустрик и Мямлик вышли в реальный мир. Они ходили по настоящим улицам, пыхтя открывали двери настоящих домов, забирались посидеть на обычные стулья и парковые скамейки. И жили они не среди таких же кукол, а среди людей. Они путешествовали по городу, побывали в зоопарке, лазали по станкам в цехах работающего завода, ездили в автомобиле и даже на живом верблюде в Средней Азии.

            Кукольные мальчишки завоевали самые широкие зрительские симпатии, стали первыми подлинными телевизионными звездами. Их знали в лицо и поименно. За их приключениями наблюдали с искренней            симпатией и доброй улыбкой не только дети, но и взрослые. Достаточно вспомнить, что по Химкинскому водохранилищу и каналу «Москва-Волга» ходили в те годы два моторных катера: «Шустрик» и «Мямлик». А в Германии были выпущены игральные карты, на рубашках которых помещался двойной портрет наших кукольных телегероев.

            О том, что работа детской редакции имела резонанс по всей стране и была де-факто признана и оценена, свидетельствовали многие «мелочи», широкой публике , быть может, и неизвестные, но весьма показательные.

            Вспомним, хоть о ПТС – выездных передачах. С самого начала телевидение снабдило специальным стационарным оборудованием некоторые самые значительные и часто используемые места своих репортажей. Такие, как Красная площадь, Колонный зал Дома союзов или театры. И это понятно само собой. Но ведь тогда же так называемыми «освоенными площадками» с постоянной кабельной связью и своим силовым щитом стали и Московский городской дом пионеров, и Дом детской книги.

            И еще один красноречивый пример.

            Была в Детской редакции передача для младших школьников с длинным названием: «А сегодня вот что: почтальон и почта». Двадцать три выпуска этой передачи ушло к зрителям. Ребятам показывали знакомых и любимых литературных персонажей – новые приключения Человека рассеянного с улицы Бассейной, почтальона «с толстой сумкой на ремне» и Айболита. В роли Рассеянного выступил артист Театра им.Моссовета Анатолий Адоскин, почтальоном был мхатовец Всеволод Шиловский, а Айболиты менялись, благо сценарий это допускал.

            Так вот, Адоскин как-то должен был вылететь из Москвы по делам, к телевидению отношения не имеющим. Приехав в аэровокзал,  он вдруг услышал под сводами зала голос из динамика: «Артист, исполняющий роль Человека рассеянного, подойдите к окну номер такой-то». Голос прозвучал совсем не детский. Персонаж Рассеянный был знаком работникам аэровокзала.

            В ответ на четвертый выпуск «Почты» редакция получила четырнадцать мешков писем и две небольшие посылки. Дети прислали на телевидение капусту и морковь, чтобы Человек рассеянный покормил своего кролика как надо, а не совал ему котлету или сосиску.

            Но передача эта, помимо развлекательной, играла еще и служебную роль.

            Зрители писали письма. Много писали. И это были не взрослые искушенные зрители, а дети. Они ждали ответа. Да и редакции была желанна обратная связь. Число зрительских отзывов, конечно, позволяет определить творческий успех или неудачу, но, в конце концов, вызвать массовый поток зрительских отзывов, откликов для поднятия собственного престижа и рейтинга совсем не сложно. Это хорошо знают авторы нынешних телешоу.

            Детская редакция искала в письмах не благодарностей, а подсказок. И находила их, подчас между строк.

            Вот одна, с продолжением.

            Сегодняшние телезрители безусловно знают кукольных Хрюшу, Филю, Степашку… А почему он Степашка? Откуда имя? Кто назвал?

            В народных представлениях-сценках издавна действуют традиционные персонажи-антиподы. В цирке клоуны Рыжий и Белый, например. Появились такие и на телевидении – Шустрик и Мямлик, озорной Буратино и тихий застенчивый зайчик Тёпа.

Но маленькие телезрители не знали такого имени «Тёпа», не принимали такого, для взрослых, может, и милого прозвища, но непонятного и немного обидного на слух. И они называли в своих письмах телевизионного зайку не Тёпой, а Стёпой. Присмотревшись к этим письмам и прислушавшись к голосу зрителей, в редакции поняли ребят и согласились. Так тихоня Тёпа немного прибавил характера и стал дожившим до наших дней Стёпой, Степашкой.

Нельзя обойти еще один памятный факт из редакционного прошлого.

В 1959 году, если не ошибаюсь, режиссер Ф.Надеждин, еще год назад бывший в редакции ассистентом, по рекомендации Генерального директора Центрального телевидения Георгия Александровича Иванова, подготовил к 23 февраля, в самые «смотрибельные» вечерние часы полнометражную передачу «Своими глазами» - о летней экспедиции старшеклассников 3-й Московской языковой спецшколы по местам боёв Великой Отечественной войны на Волховском фронте.

Тогда еще не были распространены патриотические историко-поисковые отряды и музеи боевой славы. Девятиклассники со своим школьным военруком и классным руководителем Ю.Р.Барановским двинулись нехожеными с войны тропами по местам единственного в своем роде аэросанного десанта через замерзшее озеро Ильмень при освобождении от фашистов Новгорода, по трагическому пути 2-й Ударной Армии в районе Мясного Бора, по заброшенной железнодорожной ветке Чудово-Волховстрой.

Неожиданные находки потрясли не только юных участников экспедиции, но и взрослых телезрителей. Пронзительные письма ветеранов – участников событий, эмоциональные отклики и воспоминания побудили руководство показать эту передачу повторно, сняв ее с монитора на кинопленку.

Маршал Советского Союза К.Ф.Мерецков, командовавший во время войны Волховским фронтом, пригласил группу создателей передачи, долго беседовал с ребятами, взволнованный до слез, поделился кое-какими неизвестными нам трофейными документами и тут же связался с генералом армии П.А.Курочкиным, который в войну возглавлял соседний с Волховским Северо-Западный фронт. И генерал принял нас в Военной академии им.Фрунзе, начальником которой  был, снабдил школьную поисковую группу подробной картой со своими пометками, приказал передать школьной экспедиции бывшие в употреблении и списанные в Академии походные палатки, надувные лодки, шанцевый инструмент и военную посуду. Летом группа прошла по уточненному на той встрече маршруту, а редакция подготовила к эфиру и показала вторую серию «Своими глазами». А еще через год –и третью «Были Приднепровья».

Сегодня, спустя столько лет , трудно с точностью вспомнить и установить время первого выхода в эфир той или иной передачи, дату появления в Детской редакции нового сотрудника…

Вот вспомнилась история с экспедицией, и сразу подсказала. Две серии «Своими глазами» режиссировал Ф.Надеждин, а третью – делал другой режиссер, ненадолго задержавшийся в редакции Иван Уфимцев. А на финальную передачу по «Азбуке» назначили только что приступившего к работе Ю.Романова.

Совсем по Чехову выходит – «живая хронология»!

Примерно тогда же начала свой путь на телевидении ученица А.А.Гончарова по ГИТИСу, выпускница режиссерского факультета А.Зиновьева. Ее дебютом оказалась экранизация природоведческого рассказа Виталия Бианки «Следы на снегу». Набирая телевизионный опыт, А.Зиновьева режиссерски готовила и публицистические, и познавательные передачи, такие как «Герб страны» или «Красная звезда». Вела репортажи из Дома детской книги. А потом много и успешно работала над литературно-драматическими, постановочными передачами вместе с авторами Иваном Зюзюкиным, Игорем Дубровицким и др.

Помнится, как в 1961 году пришла на телевидение работавшая редактором в Детгизе И.Г.Лаврова. Эта тихая миниатюрная брюнетка с голубыми глазами принялась редактировать «Полочку-читалочку», передачу для подросших зрителей «Кота-книгоноши». А потом и «Читай-город» -  для школьников среднего и старшего возраста. Так в редакции образовалась трехступенчатая лестница к современной литературе. Эти передачи строились по-разному и шли с разных площадок, из студии, из Колонного зала Дома союзов, Дома детской книги, телетеатра с площади Журавлева. И ни одна или почти ни одна не обходилась без прямого участия современных писателей. Лаврова много делала для этого. Когда В.А.Каверин обратил свою повесть «Школьный спектакль» в телеповесть и это стало, по его признанию, одной из лучших экранизацией его произведений, и когда режиссер Н.Зубарева работала  с писателем Владиславом Крапивиным над телеспектаклями «Оруженосец Кашка» и «Всадники на станции Роса», редактор И.Лаврова принимала в этих работах самое непосредственное участие.

Где-то около 1960-го года вместо Ксенофонтова в редакцию была назначена В.И.Федотова. Пришедшая из ЦК ВЛКСМ В.И.Федотова с самого начала подкупала искренней своей заинтересованностью работой новых для нее сотрудников. Именно так! Создавалось впечатление, что главному редактору важно не общее выполнение редакционного плана, а непосредственный успех каждого конкретного сотрудника, именно его личная творческая удача.

 Придя на незнакомое место, В.И.Федотова, не стесняясь, просила объяснять ей, как что делается, почему и для чего это нужно. Она откровенно «училась телевидению».

Спервоначалу Валентина Ивановна старалсь поднять планку, привлекая авторитетных в комсомоле специалистов. Приглашала даже кое-кого на редакционные летучки. Однако, оглядевшись вокруг, будучи человеком умным и чутким, она быстро поняла, что находится среди единомышленников и их собственный подход к делу воспитания просто не всегда совпадает с привычной практикой комсомольской работы. Новому главному редактору хватило мудрости, доброжелательности и такта, чтобы направлять работу, не подавляя инициативы.

Ко времени прихода В.И.Федотовой и в еще большей степени при ней в Детской редакции произошли кардинальные перемены.

            Уже не один и даже не два канала работали на домашних приемниках. Строился Останкинский общесоюзный телецентр.

            Впечатляет доля детских передач в общей программе. В будни редакция выходила в эфир получасовыми передачами ежедневно. А постановочные часто продолжались и 35-40 минут. В нерабочие и праздничные дни к будничным передачам прибавлялись более продолжительные телеспектакли собственного производства и спектакли московских театров. Центральный детский театр и ТЮЗ никогда не опасались, что телевизионный показ уменьшит число их зрителей и повредит финансово. Никогда не отказывались от сотрудничества с телевидением.

Ежевечерне выходила передача «Спокойной ночи, малыши!», по воскресным утрам – «Будильник».

«Будильник» готовили сменными бригадами, и каждый раз это была горячая, азартная работа режиссеров, ассистентов, редакторов. А еще помнится молодой человек – не то помреж, не то администратор, который аккуратно записывал себе в журнал всех участников передачи и собирал у гостей автографы.

Такой объем работы требовал в редакции и численных, и структурных изменений.            Да и сама она уже не звалась по-домашнему детской. В Главной редакции телепрограмм для детей и юношества Центрального телевидения Гостелерадио СССР, кроме главного редактора, имелись теперь его заместители,  главный режиссер-художественный руководитель, заведующие отделами общественно-политических, литературно-драматических, постановочных, музыкальных и малышовых передач.

Стоит ли говорить, что в середиене 1960-х годов изменился не только объем работы редакции, но и сам ее характер.

И не только потому, что неопределенно-туманное рассветное утро сменила трезвость наступившего дня, что постепенно и незаметно для себя утратили молодой задор ветераны. Жизненный стиль редакции заметно посуровел потому, что пришло много деятельных сотрудников несколько иного склада. Если начинали редакцию волонтеры от искусства, теперь в ней делали погоду бывшие комсомольские работники, школьные учителя, журналисты с педагогическим образованием. Заведующая малышовым отделом К.Е.Горбунова и общественно-политическим Ф.В.Ларцева пришли с преподавательской работы в ЦКШ, зав. отделом постановочных передач Г.М.Кирюшова в школе при советском посольстве за рубежом учила русскому языку и литературе. Учительница Р.Пушкарева редактировала цикл передач «Чудеса природы». Педагогическое образование было журналистским багажом заместителя главного редактора И.Кунгурцева, редакторов А.Чадаевой, С.Кунгурцевой и других.

Да и сама В.И.Федотова была отнята у детей. Ее место занял В.Крючков, потом Крючкова сменила Н.Зюзюкина, Зюзюкину – Селеннов, Селеннова – Зайцева.

Эти воспоминания носят, в известной мере, случайный характер. Они обусловлены личным участием автора в работе. То, чем был занят – помнишь, своих деловых напарников называешь, а многих просто не видел и не знал.

Могу сообщить, например, что режиссер А.Исаева в течение года готовила и выводила на экран ежемесячную игровую передачу «Лесная газета» по мотивам книги Виталия Бианки. А кто режиссировал ленинградский «Солнцеворот» Николая Сладкова – понятия не имею. Даже не слыхал.

Та же А.Исаева ставила таджикскую народную сказку.

Н.Зубарева, в 1967-68 гг исполнявшая обязанности главного режиссера- художественного руководителя редакции, поставила на телевидении французскую сказку «Окна мастера Тьери» и пять игровых передач «В стране загадок», где ожившие Петрушка и Матрешка путешествовали по сказочной стране, разгадывая народные загадки, приучая зрителей к метафорическому мышлению и раскрывая образность фольклора.

Лариса Ивановна Крюкова режиссировала передачи для младших школьников. Помнится ее работа о детях народной Болгарии «Твои друзья сентябрята» и праздничные первомайские передачи октябрятских звездочек.

Но, повторю еще раз, этот перечень субъективен и далеко не полон. И все же, при желании увидеть сегодня былую работу Детской редакции – необходим.

Ведь настал момент, когда пришедшее, как оказалось, не надолго, очередное руководство редакцией решительно отвергло всю прежнюю работу и порешило, назвав себя телестудией «Орленок», разом подняться на иную высоту. А чтобы прежний опыт не смущал кого-то и не мешал, распорядилась отряхнуть его с ног, ликвидировать редакционный архив, чтобы повести дело по-новому, с нуля.

Жаль, что «Орленок» оказался бескрылым, и вскоре его ощипали. Теперь можно видеть только остатки  - лишенную жизненного пространства программу «Спокойной ночи, малыши!», цикл передач «Умники и умницы» да мелькающую иногда заставку -  объединение «Класс».

Археологические раскопки тут не помогут. Только и надежда, что прорастут хоть какие-то семена, сохранившиеся в культурном слое.

 

 

Владимир Яковлевич МЕЕРЗОН

Нештатный автор передач Детской редакции



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001