обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






                                   СОХРАНИ  МОЮ  РЕЧЬ  НАВСЕГДА…

                                   (диктор Евгений ТЕРНОВСКИЙ) 

 

                                                                                                          Алексей ГОЛЯКОВ

 

 

            Этот человек незримо на протяжении более трех десятилетий входил в дом каждой семьи, жившей в огромной стране под названием СССР.

            …Скромная двухкомнатная квартира в Чертанове. Я в гостях у Инги Павловны Терновской – вдовы диктора, актера Евгения Терновского, с которым так давно хотел встретиться, поговорить.И в частности, о том, как самая, наверное, уникальная когорта советских массмедиа, радио- и ТВ-дикторы соотносят себя и оценивают нынешние «форматы» и нравы. Не довелось...

 

- Радио «Орфей», ведущая радиостанция классической музыки, - говорит Инга Павловна, - была, можно сказать, его последним пристанищем. Приглашали его в последние годы и на частные радиоканалы, но он сознательно отвергал предложения, прекрасно понимая, что к нему обращаются как к обладателю дорогого «бренда», который он завоевал в советские годы. Не хотел, знаете ли, размениваться… Не желал, чтобы созданный им образ, оставшийся в памяти миллионов слушателей, был подпорчен озвучиванием сомнительных рекламных текстов или соседством с какой-нибудь «диджеевской» болтовней.

           

Интересуюсь у своей собеседницы, с чего все началось, как вообще судьба свела Терновского с радио, с дикторским ремеслом:

 

- Окончил он ГИТИС, получив специальность «актер театра и кино», - отвечает Инга Павловна. – Было это в 1959 году, после чего его сразу приняли в Театр им. Маяковского. Но не прошло и года, как он узнал о наборе дикторов на Всесоюзное радио.  

 

Одолев сумасшедший конкурс (150 человек на место!), пройдя все туры, Евгений оказался в числе троих, кому посчастливилось быть принятым на главное радио Советского Союза. Затем настали напряженные будни овладения мастерством. За считанные годы из «диктора третьей категории» Терновский вырастает до одного из ведущих профессионалов категории высшей. Ценимого коллегами и признанными мастерами цеха. Юрий Левитан считал его своим учеником; их связывали, несмотря на разницу в возрасте, теплые, дружеские отношения:

 

- Требования, которые предъявлялись тогда ко всем, кто получал доступ к микрофону, были достаточно высокими, -  вспоминает вдова. – Помимо безупречного знания норм русского языка (а в этом плане диктор Терновский воплощал собой эталон русской литературной речи, не один год являясь бессменным ведущим передачи «В мире слов». – А.Г.), необходимо было владеть и смежными профессиями. В 70-е годы Евгению поручалось вести информационно-дикторское обеспечение поездок Л.И.Брежнева, здесь он выступал не только как непосредственно чтец, но и как журналист. Вскоре это сочетание очень пригодилось ему при освещении Олимпиады-80, за что он был награжден медалью «За трудовое отличие», и в репортажах с военных парадов на Красной площади.

 

9 февраля 1984 года в Гостелерадио поступают информационные материалы о смерти Генерального секретаря ЦК КПСС  Ю.В.Андропова. Меньше года, как ушел из жизни Левитан – по неписаному правилу всегда первым извещавший страну о самом главном. Встал вопрос – кто будет читать правительственное сообщение. Руководство телерадиокомитета без долгих обсуждений остановилось на Терновском, и вовсе не потому, что он был секретарем парторганизации дикторского отдела. Просто раскрывшиеся по мере накопления опыта индивидуальные особенности его речевой манеры оказались, что называется, «в точку». Сохраняя  левитановские строгие, даже – когда это нужно было – менторские тона, Терновский умел, опять же в зависимости от содержания текста, незаметно перейти на мягкие, доверительные ноты, пользуясь уникальными тембровыми возможностями своего неповторимого бархатного баритона. И эта многовариантность, «ненавязчивость» в передаче, казалось бы, самой сухой официальной информации и выдвинула его в качестве знакового диктора, звучание голоса которого почти всегда означало – в эфир передается что-то незаурядное, срочное, очень важное.

Период драматического, а подчас и трагического распада великой державы был, можно сказать, в буквальном смысле слова озвучен Евгением Терновским. Март 85-го: смерть Черненко и приход к власти относительно молодого, подающего надежды руководителя. Исторический апрельский того же года Пленум ЦК, провозгласивший перестройку. Многочисленные и разноречивые документы той поры, в чехарде которой мало кто мог предугадать назревавшую развязку августа 1991-го. Первым, от кого слышали люди обо всем этом, был диктор Терновский.

А те навсегда запомнившиеся чеканные фразы из динамиков тревожным утром 19 -го числа: «Начатые по инициативе М.С.Горбачева реформы в силу разных причин зашли в тупик… Насаждается  глумление над всеми институтами государства… Страна, по сути, стала неуправляемой…» 

 

- Была как раз его смена в день путча, - поясняет моя собеседница. -  Многие наши приятели и совсем незнакомые люди донимали меня тогда расспросами:  муж сам согласился озвучивать обращение ГКЧП или его заставили?.. А я думаю, что в любом случае за ним, как всегда это было в подобных ситуациях, из телерадиокомитета прислали бы машину, чтобы весь пакет был прочитан полностью именно им.

 

На мой вопрос, последовали ли впоследствии какие-либо «оргвыводы», она с некоторой едва уловимой печалью в глазах отвечает «нет». Действительно, Терновский еще пару месяцев вел обзор газетно-журнальных публикаций в программе «Собеседник» уже на новой станции, «Радио России», которая заняла частоту почетной «первой кнопки». Прежнюю ее обладательницу, первую программу Всесоюзного радио, поспешно трансформировали в «Радио-1» и удалили с проводного радиовещания. Под горячую руку победителей попали тогда многие радиопередачи, прежде всего культурно-просветительского и детского направлений, выходившие годами и даже десятилетиями: те же «В мире слов», «Музыкальная шкатулка», «Радио малышам», «Поэтическая театрадь», «Театр и жизнь»… А при их возобновлении уже в новой, «реформированной» ипостаси с иными названиями терялись глубина содержания, интеллигентность, вдумчивость, выдавливавшиеся из эфира чуть ли не силком. При помощи калейдоскопично-клипового «механизма» подачи аудиоматериала, доведенного до абсолюта и абсурда на нынешней     FM - линейке. Неудивительно, что академичная, обращенная к разуму и сердцу дикторская речь, ставшая выражением традиций МХАТа, Малого театра, с извечным в русской  культуре не просто вниманием, а трепетным отношением к языку, к написанному или произнесенному слову, пришлась совсем не ко двору новым «радийщикам». Так что оргвыводы – пускай и не в самом прямом значении – со временем  все же коснулись и Терновского, и целого штата  работников «Радио-1».

Инга Павловна показывает мне датированную 97-м годом  копию распоряжения бывшего председателя правительства РФ  В.Черномырдина о создании ликвидационной комиссии по расформированию государственной радиостанции «Радио-1». Читаю  документ и вижу, что никакими мотивировками закрытия целой государственной медиаструктуры, кроме указания технических сторон дела, он не отягощен. А ведь как раз на «Радио-1» в 1991 году «сбежали» от уничтожения многие программы, так необходимые народу в смутное время. Что примечательно, на радиостанции всячески оберегалась и подкреплялась молодыми творческими силами прежняя интонация, дорогая миллионам людей мелодичностью, уравновешенностью, правильной постановкой логических и слоговых ударений. Перешел на «Радио-1» и Терновский, и здесь оставаясь, как всегда, на высоте. И вот – «распустить», «ликвидировать»…

             Знакомлюсь с другой – совсем другой – бумагой из семейного архива. Оказывается, Александр Исаевич Солженицын – постоянный и внимательный слушатель радио «Орфей», на котором свои последние годы, с 1997-го по 2004-й, работал Терновский. Письмо нобелевского лауреата было направлено на его имя, а также на имя радиорежиссера Георгия Поляченко: «Дорогие друзья! Не могу ли я вас обременить такой просьбой: из «Душеполезных чтений» отобрать и прислать мне в печатном виде прочтенные стихи и переложения псалмов с указанием автора каждого из них. Заранее благодарю вас. Ваш Солженицын». Писатель оценил цикл «Христианского православного

часа», регулярно выходившего на «Орфее», вплоть до самой смерти Терновского. Еще он успел записать вместе с Хоровой капеллой имени Юрлова и Государственным академическим симфоническим оркестром под управлением Е.Светланова стихотворения русских поэтов ХУШ-ХХ веков и кантату «По прочтении псалмов» Сергея Танеева.

            Эта работа, безусловно, еще ждет своего часа и признания права быть услышанной и понятой. Звуковое воплощение религиозно-философской поэзии Языкова, Хомякова, Сологуба неожиданно обнаружило в себе мощный гражданский пафос, перед которым почти невозможно остаться равнодушным человеку, живущему в начале ХХ1 столетия.

 

- Даже не верится, с какой самоотдачей он работал именно в последние годы, - слушаю я  Ингу Павловну. – На первый взгляд советский диктор, который всю жизнь читал официоз…А как он мог совмещать в себе жанры, стили, возможности… Те же псалмы, работа в обществе слепых, где он начитывал самые разные тексты. В 2001 году записал практически всего Льва Толстого на СD. Чуть позже - записи Гоголя, Белинского, Гончарова. А знаете, что он делал перед тем, как ему нужно было начисто воссоздать своим голосом «Войну и мир»? Брал велосипед, уезжал в лес и там, чтобы никто не видел и не слышал, читал вслух, а только после этого шел в студию.

 

            На последние годы жизни пришлась и его педагогическая деятельность – преподавал в Школе «Останкино», руководимой другим известным диктором Ильей Прудовским. Несмотря на свой характер общественнника, был скромным в быту, не любил «светиться», хотя при его данных мог бы быть и прижизненной «звездой»… Скоропостижно скончался в Санкт-Петербурге, в гостинице, на 68-м году жизни. И похоронен был по-скромному – на сельском  кладбище в подмосковной Малаховке, своей малой родине.

  

 

 «ЛИТЕРАТУРНАЯ  ГАЗЕТА» 

№ 5 от 8-14  февраля 2006 г.



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001