обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






В 1971 г. появился первый многосерийный телеспектакль Михаила Анчарова "День за днем". Готовился он весь предыдущий год и стоил много крови. Как всегда, первым - труднее всего. В его основу легли 9 оригинальных пьес Анчарова, которые были написаны специально для телевидения.

Художественный руководитель телеспектакля - народный артист СССР В.Станицын, режиссер-постановщик – В.Шиловский, редактор и вдохновитель всей этой серии - Борис Сергеевич Ткаченко. Борис был не только профессионалом телевидения, но и своим в писательской среде. Успешно закончил Литературный институт им. Горького. С Анчаровым он просто подружился. И это часто выручало. Писатель очень остро реагировал на любые критические замечания: на летучках, в разговорах, особенно - в прессе. Он сразу "бросал перо", говорил:  «Все, больше ничего не пишу". Борису всегда стоило больших трудов его успокоить. Приходилось не только уговаривать, но порой и распить бутылку водки. В результате Анчаров продолжал работать, причем делал это быстро и качественно.

Примерно в 1969 г. Георгий Александрович Иванов поставил нам задачу: "Каждый день должен идти новый телеспектакль". Мы попытались выполнить ее, и на этом, как выяснилось позже, сломали себе шею.

Прежде всего, запротестовали главные режиссеры московских театров. Во-первых, мы отвлекали на себя "их" зрителей. Во-вторых, к нам стали стремиться все лучшие актеры: можно подзаработать и повысить популярность. Это расшатывало дисциплину в театрах. Актеры переставали чувствовать себя крепостными. Начались жалобы в ЦК, письма в газеты, хождения по начальству. При Иванове ничего из этого не

выходило. Но когда пришли Лапин с Мамедовым, все претензии попали на благоприятную почву. Ведь на первый план в разговорах главных режиссеров выходили не истинные причины их недовольства, а борьба за качество телеспектаклей. Конечно, большинство не выдерживало сравнения с театральными спектаклями. По сетке вещания нам давалось 45 минут. Только на большие по объему классические произведения - больше. На репетиции и съемки - 3 месяца. Все костюмы и декорации - из подбора.

Театральные же спектакли репетировались годами. Из главных режиссеров особенно усердствовал Юрий Завадский из Театра им. Моссовета. Он просто запрещал своим артистам приходить на телевидение.  А  Лапину  он  говорил:   "Зачем  вам  делать  свои  плохие спектакли, когда вы можете получить прекрасные спектакли московских театров".

Это был заведомый обман, никто нам спектаклей давать не собирался. За них театры требовали денег, как за несколько полных сборов (аншлагов), да и только тогда, когда спектакль уже умирал естественной смертью и сходил со сцены.

В результате в 70-е годы мы лишились и телевизионных, и театральных спектаклей. Остались лишь театры, приезжавшие на гастроли. Правда, спектакли они привозили большей частью своих авторов - украинских, белорусских, татарских. Это не вызывало интереса у большинства зрителей.

В наше время, в конце 60-х, по-моему, был расцвет театра на телевидении.

Кроме театральных и телевизионных спектаклей, регулярно шли передачи:

"У театральной афиши" - это не просто информация о новых спектаклях, а как бы путеводитель по театрам Москвы, с рецензиями на лучшие из них.

"Рассказы о театре" - отмечали юбилеи театров, драматургов, режиссеров, вспоминали историю театра.

"Мастера искусств" - встречи с выдающимися мастерами театра, творческие портреты актеров.

"Театральные   встречи" -  передача   шла  из Дома актера или Центрального   Дома работников искусств, в ней участвовали не только деятели театра, но и гости – писатели, ученые, люди труда, ветераны войны. Все эти передачи шли раз в месяц, но получалось, что каждую неделю в эфире шел разговор о театре.

Литературную жизнь в стране, как и театральную, отражали несколько передач. Назывались они по-разному: "Литературные беседы", "Книжная лавка", "Страницы творчества советских писателей", альманах "Поэзия",  но все это были передачи о современной, о классической литературе. В студию приходили писатели -Астафьев, Белов, Залыгин, Катаев, Марков, Закруткин, Нагибин, Сурков, Симонов, Евтушенко, Вознесенский,   Ахмадулина,   даже   как-то   удалось   заполучить   живого классика – Леонида Леонова. В общем, выступали все, кто был тогда, что называется, "на слуху". К юбилеям готовились передачи о классиках: Гоголе, Тургеневе, Чехове, Некрасове и, конечно, о Пушкине.

В связи с пушкинским юбилеем телевидение ( то есть наша литературно-драматическая редакция) впервые организовало репортаж из Михайловского. Он состоялся 6 июня 1967 г. и был посвящен первому Всесоюзному празднику поэзии. Надо сказать, что этот репортаж состоялся благодаря двум людям - писателю Ираклию Луарсабовичу Андроникову и заместителю главного редактора нашей редакции Борису Соломоновичу Каплану. Потом эти репортажи стали регулярными, но всегда их организация ложилась на этих двух людей.

В те годы стоило только назвать фамилию Андроникова — и все начинали радостно улыбаться. Он был известен своими юмористическими устными рассказами, да и тем, что всегда был душой любого общества, в котором находился.

Его всесоюзная известность началась с серьезной литературной работы -телефильма   "Загадка  Н.Ф.И.",   который   вышел   в   1959   г.   Фильм   был посвящен    расшифровке    обращения    Лермонтова    в    одном    из    его стихотворений к загадочной Н.Ф.И.

Вскоре Ираклий Луарсабович появился у нас в редакции и стал ежемесячно выступать с устными рассказами. Его имя - целая эпоха в жизни всего телевидения.После его ярких выступлений любое чтение текста по бумажке, от чего мы никак не могли отучить даже самых высоких партийно-правительственных чиновников, становилось просто неприличным.

Каждое его выступление вызывало многочисленные отклики в прессе (что для телевидения тогда было в новинку) и сотни писем телезрителей. Причем отклики всегда восторженно-положительные. Да и сам Ираклий Луарсабович был интереснейшим человеком. Простое его появление в коридорах студии и в редакционных комнатах вызывало эффект землетрясения. Всякая работа прекращалась, всех как волной смывало со своих мест, и около него немедленно образовывалась толпа. У Ираклия Луарсабовича всегда в запасе было несколько остроумнейших баек, которые вызывали гомерический смех. Между ними он решал какие-то свои вопросы, а потом говорил: "Вы меня извините, у меня там внизу такси тикает..." И все радушно с ним прощались.

Основную работу по подготовке передач с Ираклием Андрониковым в редакции проводил Борис Каплан. Он настолько подружился с писателем, что, я думаю, именно поэтому мы смогли выпустить целый цикл передач и фильмов об этом выдающемся человеке.

О Борисе Соломоновиче Каплане следует сказать подробнее. Он был моим первым заместителем и всегда оставался за меня во время отсутствия. А отсутствовать приходилось часто. Не говоря об отпусках и болезнях, заграничных командировках (которые случались по несколько раз в год), меня ежедневно отвлекали из редакции совещания, летучки у С. Г. Лапина и Э. Н. Мамедова, а также просмотры, актерские сдачи телеспектаклей, которые занимали несколько часов. Актерские сдачи происходили в театрах Москвы - не тащить же десятки людей в Останкино. Да и у актеров не было лишнего времени - главные режиссеры театров и коллеги - актеры ревниво смотрели на участников телеспектаклей и всячески их ограничивали. Так что Борису приходилось подменять меня чуть ли не ежедневно. Он не роптал и тянул свою лямку достойно.

Еще   одна   его   особенность,   совершенно   не   телевизионная.   На телевидении царило, в общем-то, потребительское отношение к людям - к своим и к чужим. Сделал свое дело - и свободен! Больше ты не нужен.

Борис Соломонович встречался с писателями, деятелями театра, кино,изобразительного искусства не только по какому-то конкретному делу, нобеседовал на общие темы, помогал с приездом - отъездом в Останкино(достать автомашину у нас всегда было проблемой), помогал, чем мог.Такое неформальное внимание очень привлекало людей, которые нателевидении зачастую сталкивались с бездушным отношением (даже пропуска на вход в здание забывали заказать. Это создавало человечный образ редакции вглазах интеллигенции, что для редакции художественного вещания имелоогромное значение. 

Не менее важную роль, чем Андронников, в развитии телевидения сыграл писатель Сергей Сергеевич Смирнов. Он написал книгу о героях Брестской крепости, чьи имена до тех пор были под запретом. Она была посвящена подвигу простых советских людей в годы Великой Отечественной войны. Особенно его привлекали неизвестные страницы тяжелой войны, которые сознательно предавались забвению. Передача называлась "Рассказы о героизме".

Хотя это были уже 60-е годы, время хрущевской "оттепели", но консерваторы-сталинисты  из партийной и особенно военной верхушки по-прежнему придерживались принципа Сталина - "пленный - это предатель". С. Смирнову на фактах удалось доказать, как героически сражались защитники Брестской крепости и во время ее обороны и после, в партизанских отрядах Белоруссии, Польши, а также Франции и других стран Европы. По его материалам многие из них получили правительственные награды, и даже звания Героев Советского Союза. Однако и после этого писателю ставились препоны для выступления по телевидению. Ведь он собирался рассказать и о других неизвестных героях, подвиги которых тоже замалчивались. Вот и не давали ему говорить то, что он хотел в общественно-политической редакции. Там правили бал военные чины из Политуправления Советской Армии, онибыли против всего, что не укладывалось в сложившиеся еще при Сталине представления.  

 
В оглавление << Назад   1  2  3  4  5   Далее >>  

 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001