обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






Литературно-драматическая редакция ЦТ

 

Козловский Виктор Николаевич

Шел 1966 г. Заканчивалась моя учеба в Высшей партийной школе при ЦК КПСС. Мы - выпускники, уже во всю задумывались о будущем - куда нас направят на работу? Карьерных соображений у меня не было, но очень не хотелось возвращаться в отдел хроники Московской редакции. Во-первых, это была работа на износ, по 10-12 часов в сутки, причем, чем ближе к вечеру, ко времени выпуска, тем больше нервотрепки. Ну, сколько можно? Три с половиной года – служба в "Последних известиях"   (на  первой   программе)   и  почти четыре года -  в   "Московских новостях" (на второй программе). Да и хотелось уже чего-то нового, более интересного.

И тут произошло событие, которое помогло изменить всю мою дальнейшую жизнь. В нашей учебной группе ВПШ занималась режиссер литературно-драматической редакции Ольга Васильевна Кознова. Мы жили в одном доме на Шаболовке,  давно знали друг друга, были дружны семьями. Я хорошо знал и Дмитрия Георгиевича Кознова, мужа Ольги Васильевны. Чтобы не отрываться от телевидения, она предложила вместе сделать литературную передачу о газете Максима Горького "Новая жизнь", выходившей в 1905 году.

Эта газета предназначалась русской интеллигенции, в ней уча­ствовали многие писатели, актеры и режиссеры. Формальным редактором была актриса Московского Художественного театра Мария Федоровна Андреева, гражданская жена Алексея Максимовича, но фактически газетой руководили большевики. Работали над передачей мы увлеченно, с душой, и на летучке в литературно-драматической редакции о ней отозвались положительно (что бывает редко, когда дело идет о творчестве "своих"). Похвалил передачу и главный редактор Николай Пантелеймонович Карцов.

Через Ольгу Васильевну я знал, что в редакции произошла реорганизация.  Образовалось несколько самостоятельных отделов и творческих объединений. Одним  из  них  было  объединение  по  созданию телеспектаклей на тему приключений и научной фантастики.
Научной (и ненаучной) фантастикой в ту пору увлекались буквально все. Я тоже читал почти все, что появлялось в журналах и в отдельных изданиях. Поэтому, когда Николай Пантелеймонович пришел к нам в ВПШ для чтения лекций, я выбрал момент и подошел к нему. Состоялся важный разговор, который можно свести к нескольким фразам:

 

Я:   Николай   Пантелеймонович,   знаю,   что   у   вас   образовалось объединение  "Приключения и  фантастика».  Я  очень этим  увлекаюсь.
Нельзя ли мне прийти к вам редактором?
Он: Можно, конечно. Но зачем редактором? Я предлагаю тебе место      заместителя главного редактора.
Я (в ужасе): Да я же не справлюсь!                                                                              
Он: Слушай, ты сделал хорошую передачу. И я верю, что ты справишься. А я тебе помогу.
Я: Спасибо. Но передачу мы сделали вместе с Ольгой Козновой, без нее ничего    бы не вышло.
Он: Все понимаю. Не скромничай. Смело берись за дело, причем немедленно.   (Разговор  был   в  начале мая, предстояли  еще  выпускные  экзамены в июне)   С   руководством   ВПШ  я  до­говорюсь,   выходи  на работу  прямо  сейчас,   а то  мне  надо  ехать  в командировку за границу.

Сильно ошеломленный,  я дал  согласие и через  несколько дней приступил к работе в редакции, продолжая учебу и сдачу экзаменов.
В то время редакция располагалась в Телевизионном театре, в бывшем помещении Театра им. Моссовета на площади Журавлева (метро «Электрозаводская»). Театр был оборудован современной отечественной телевизионной аппаратурой. Самым интересным местом в здании был, конечно, зрительный зал. Своей позолотой в сочетании с белыми лепными украшениями, красными бархатными креслами он напоминал Большой театр. Но это был не просто зал, а огромная телевизионная площадка для записи спектаклей. В самых разных местах зала были установлены постоянные телевизионные камеры. Наверху, на месте "царской ложи", - аппаратная, где царила электроника. За пультом управления - режиссер, его ассистент, звукорежиссер. Перед ними несколько экранов, каждый из которых отражает то, что видно из одной определенной телекамеры.  "Эфирный" экран показывает то, что видит телезритель. Режиссер со своими помощниками, телеоператорами формирует "картинку", как бы дирижирует спектаклем.

Электроника позволяет донести до зрителя самые, казалось бы, незаметные переживания актера, малейшие нюансы его игры... Обычно во время спектаклей, транслируемых в эфир, в зале находились зрители. Их реакция была необходима для полноты впечатления о спектакле.
На телевидении появилась новинка, которой тогда еще редко пользовались, - видеомагнитофон. Видеозапись после небольшого монтажа можно было показать на экране (в отличие от кинопленки видеоленте не требовалась техническая обработка). Надо сказать,   что   в   то   время,   да   и   потом,   до   прихода   к  руководству Госкомитетом С.Г Лапина, литературно-драматическая редакция считалась элитной, в ней действительно работали самые творчески сильные режиссеры и редакторы. Это было видно по качеству передач и даже по выступлениям на общестудийных летучках. Когда выступал работиник литдрамы (как ее называли), это всегда было умно и интересно.

Как и всякий живой организм, любая редакция переживает все стадии роста: рождение. становление. расцвет, увядание и смерть. Считаю, что мне удалось попасть в литдраму в стадии ее расцвета. Об этом говорил однажды с трибуны партийного актива Гостелерадио СССР его председатель Н.Н. Месяцев. Хваля коллектив редакции и главного редактора Н.П. Карцова, он сказал (я это запомнил с тех пор, а шел 1966 или 1967 год), что литературно-драматическая редакция достигла больших успехов (перечислил ряд телеспектаклей, литературных и театральных передач). И все это благодаря упорной и самоотверженной работе коллектива и его руководства. Я бы посоветовал другим редакциям телевидения и радио изучить опыт их работы и «применять его в своих условиях»

И вот в таком коллективе мне предстояло работать. Николай Пантелеймонович Карцов представил меня собравшимся на летучке и… уехал в командировку. Мое шоковое состояние продолжалось до его возвращения,  да и потом прошло не сразу. В кабинет главного редактора я не пересел, а оставался в своей небольшой комнатке неподалеку. Раньше  ее занимал мой предшественник Энвер Гусейнович Багиров. Он перешел на факультет журналистики МГУ и стал преподавателем, а затем и профессором.

Надо сказать, что работники литературно-драматической редакции отнеслись ко мне прекрасно. Я не помню ни одного случая какой-нибудь подначки, подставки, просто иронии, хотя, конечно, поводов давал предостаточно. Представьте себя на моем месте – человек семь лет работал в хронике, затем учеба в ВПШ, а до телевидения – пять лет учился на историческом факультете в МГУ. И вдруг попал в сферу искусства и литературы.

Не могу не вспомнить заведующих отделами редакции Инну Ивановну Веткину (телевизионные спектакли), Ивана Степановича Темякова (он занимался театральными передачами), Ростислава Владимировича Семячкина (в его ведении были литературные передачи), Елизавету Александровну Епишеву (ИЗО), Михаила Павловича Макаренкова – заместитель главного редактора по производству. Михаил Павлович был особенный человек. Старше нас по возрасту, он был театралом, лично знал почти всех директоров московских театров. В здании Госкомитета на Пятницкой он тоже был своим человеком. Когда он приходил в бухгалтерию, в производственные отделы и что-то просил для редакции своим глубоким  бархатным баритоном, ему отказа не было. От его контактности зависела вся работа редакции. Да и в коллективе он пользовался огромным уважением.

Очень благодарен я и главному режиссеру редакции Виктору Семеновичу Турбину. С ним вместе мы смотрели готовые передачи перед их выпуском в эфир, ездили по театрам отбирать пригодный репертуар для съемок, принимали актерские сдачи телевизионных спектаклей. Он постепенно вводил меня в курс дела, подсказывал линию поведения, помогал в трудные моменты общения с коллективом. К сожалению, многих из этих людей уже нет в живых. Это были прекрасные специалисты своего дела, умные и порядочные люди. Хорошая и долгая им память!

Но, слава богу, многие еще живы. Хочется вспомнить как можно больше тех, с кем работал тогда.
Это прежде всего: Кознова Ольга Васильевна, Каплан Борис Соломонович, Муштаев Владислав Павлович, Венедиктов Владимир Юрьевич, Темякова Майя Николаевна, Изгарышев Николай Сергеевич, Рыжков Виктор Михайлович, Зелинский Георгий Васильевич, Бровкин Вячеслав Владимирович, Пчелкин Леонид Аристархович, Успенская Наталья Николаевна, Сахарова Ирина Николаевна, Новикова Ольга Владимировна, Ромбро Яков Николаевич, Клиот Анатолий Львович. А также Константин Худяков, Александр Прошкин, Геннадий Павлов, Рустем Губайдулин, Анатолий Корешков, Алла Радзинская, Татьяна Паухова, Эмилия Каширникова, Эльвира Виноградова, Наталья Рыжкова, Дина Чупахина, Елена Лойк, Виктория Аракчеева…

Многих еще можно вспомнить, ведь к концу моего пребывания в редакции (1971 г.) работали более 200 человек. А были главные редакции со штатом менее 50 работников. Ведь каждый - творческая личность, со своими идеями,   предложениями.   С   каждым   надо поговорить,   прочитать  егозаявку, сценарии, высказать замечания, убедить, затем просмотреть готовую передачу, внести поправки, причем всегда в спорах.

Расскажу теперь о некоторых наиболее популярных передачах. Прежде всего - это "Кабачок 13 стульев". Появился задолго до моего прихода в редакцию под названием "Добрый вечер". Затем с 8-го выпуска - "Кабачок". Делали его 4 человека: редакторы Губайдулин, Корешков, Радзинская и режиссер Зелинский. И, конечно, артисты из Театра сатиры: Спартак Мишулин, Ольга Аросева, Борис Рунге, Зиновий Высоковский, Зоя Зелинская, Валентина Шарыкина, Виктория Лепко и многие другие. Литературный материал - юмористические рассказы писателей из Польши и других социалистических стран, а также все смешное, что можно было найти.

 
В оглавление 1  2  3  4  5   Далее >>  

 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001