обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






Звучавшая в передачах Московского радио вера в победу была беспредельной. Раз Москва говорит – значит, она стоит, борется, готовит ответные удары по врагу. (Ю.Б. Левитан).
Фашисты боялись «Голоса Москвы» не меньше, чем бомб и снарядов, Геббельс мечтал повесить И. Эренбурга и Ю. Левитана.
Гитлер требовал разбомбить Московский радиоцентр.
В первые месяцы войны нередко объявлялись воздушные тревоги. Все помещения пустовали, но человек у микрофона оставался на месте. Даже во время налётов фашистской авиации, под грохотом зениток не прерывались радиопередачи, голос Москвы звучал твёрдо и уверенно.
Наши дикторы участвовали в шефских концертах в госпиталях у раненых бойцов. Не прекращались концерты наших лучших артистов, а вели их дикторы. Валентина Сергеевна Соловьёва вспоминала некоторые случаи.
Зимой 1942 года в Доме звукозаписи на ул. Качалова (нынешняя Малая Никитская) шёл в прямом эфире, как и всё в войну, концерт. Играло трио великих музыкантов: Лев Оборин, Давид Ойстрах и Святослав Кнушевицкий. Внезапно погас свет. Диктор Валентина Соловьёва, которая вела концерт, рассказывала, что первой была мысль: «Враг не так далеко от Москвы, и замолчавшее радио может вызвать страх и панику». И она начала жечь листки с текстами уже прошедших передач и освещать такими факелами клавиатуру рояля, пока не дали свет – концерт прошёл отлично. Она же вела вошедший в историю концерт Д.Д. Шостаковича в Доме Союзов под уханье зениток и разрывы бомб. За время концерта трижды объявлялась воздушная тревога и Валентина Сергеевна предлагала  зрителям спуститься в бомбоубежище, но никто не покинул зал.
Всю душевную теплоту и любовь вкладывали дикторы в передачи «Письма с фронта» и «Письма на фронт». Как вспоминали потом, главное было – не расплакаться, необходимо было вселять в людей надежду, веру в победу.
Особая роль выпала на долю Ю.Б. Левитана. Особенно сложно было в начале войны, когда наши войска оставляли город за городом. И объявлять об этом миллионам людей у репродукторов выпало на долю Левитана. Сводки и приказы ему приносили в запечатанном конверте военные. Вскрывался конверт прямо в студии перед началом чтения, и Левитан успевал заглянуть в конец сводки. Представьте, ему надо говорить о потерях, отступлении, но так, чтобы люди не пали духом, чтобы не паника и отчаяние овладевали ими, а желание отомстить и уничтожить врага. И Левитан умел так произносить текст, за что его ненавидели гитлеровцы и , наоборот, уважает и чтит наш народ.
Зато какое непередаваемое счастье, гордость, ликование звучали в голосе  Ю.Б. Левитана, читавшего Акт о безоговорочной капитуляции Германии и Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении дня 9 мая праздником Победы! Диктор Ольга Сергеевна Высоцкая читала материалы о подробностях подписания Акта. Сообщение передавалось всю ночь с 8-го на 9-е, народ высыпал на улицу, все ликовали и поздравляли друг друга! Сообщение передавалось и весь день 9-го мая, а вечером Левитан и Высоцкая прибыли в Кремль. Там, в специальной студии, выступил И.В. Сталин с обращением к народу, а Левитану вручили приказ о полной победе над фашистской Германией и об артиллерийском салюте 30 залпами из 1000 орудий, которое надлежало прочесть через 35 минут. Чтобы попасть в свою радиостудию, надо было пересечь Красную площадь, а народу на площади было столько, что невозможно было пробиться даже с помощью милиции и солдат. Левитана никто не знал в лицо, и на его просьбу пропустить по делу, отвечали, что сейчас у всех одно дело – слушать радио, скоро будет передан приказ о Победе и салюте. Тогда Левитан и Высоцкая бегом кинулись назад в Кремль, и в 21 час 50 минут мир услышал голос Левитана: «Говорит Москва! Фашистская Германия разгромлена… В ознаменование этой исторической победы сегодня, в 22 часа, произвести салют…»

 
В оглавление << Назад   1  2  3    

 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001