обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






Однако, нормы произнесения, ударения, интонационные особенности – все это возможно и эффективно только в момент практической работы перед микрофоном.

В качестве дополнительной иллюстрации, сколь пристальное внимание уделялось на Всесоюзном радио русскому языку, следует вспомнить, пожалуй, готовившуюся на протяжении многих лет редактором Зоей Люстровой передачу “В мире слов”, постоянным ведущим которой был Владимир Николаевич Балашов. Его ведение было отмечено высочайшим мастерством, выражавшемся в удивительной доступности в восприятии материала программы для слушателя при некоторой отстранённости самого ведущего. Когда Владимир Николаевич умер, его сменил другой диктор Всесоюзного радио Евгений Павлович Терновский. И здесь в весьма популярной форме и, в то же время, с достаточно глубокой степенью научности подготовленный текст удачно сочетался со спокойным бархатным баритоном ведущего, за которым с яркой отчётливостью прослеживалось качество, безусловно свойственное дикторам Всесоюзного радио: полное понимание и знание того, что ему приходится делать у микрофона. Программа была, вне всяких сомнений, из категории востребованных и ожидаемых.

В процессе работы на радио определялась и такая особенность дикторской деятельности, как темп чтения у микрофона. Он был таким, что позволял практически любому человеку, находящемуся у приёмника, полностью воспринять звучащий материал на слух и понять услышанное сообщение вне зависимости от присущих разным людям индивидуальных возможностей и даже недостатков, например, ослабленного слуха, определённой заторможенности в восприятии, что нередко, увы, приходит с возрастом. Ведь, в отличие от той же газеты, информацию по радио, если что пропустил, не понял, не услышал, не перечитаешь. Кого-то такой темп, возможно, и раздражал, чему есть письменные свидетельства. Но, ведь, существенно важнее было донести в полном объёме информацию до каждого, включая и пожилых людей (самых внимательных, кстати, слушателей) и тех людей в нашей особо многонациональной стране, которые, порою, далеко не в совершенстве владеют нашим государственным русским языком. 

Формировались определённые принципы работы диктора у микрофона, умение учитывать и содержание материала, например,  информационных сообщений, которые нередко требовали определённой публицистичности, или текстов художественных или концертных программ, требовавших больше эмоциональности, душевности, непринужденности. Диктора у микрофона обязан  учитывать самые различные условия и специфику исполнения: содержание материала, характер, контекст и особенности времени, эмоциональную атмосферу. А она, как и вся жизнь человеческая, бывала то повседневно-будничной, то праздничной и торжественной, то знаменовалась какими-либо  драматическими, а то и трагическими событиями…

Профессия эта была почетной. Дикторов знали по голосам. Дикторам писали письма, оценивали их работу. Они бывали, разумеется, не только хвалебными, что вполне объяснимо, учитывая сложность человеческой натуры. Замечания чаще касались каких-либо конкретных ошибок и просчётов, чего, увы, ни в какой работе нельзя избежать вовсе. Главное, конечно, было в уровне контакта, который дикторам удавалось устанавливать со слушателями. Ведь радио, как уже говорилось, входило в дом практически каждого человека и  было, без преувеличения, его другом и собеседником.

С особенной силой и яркостью, учитывая  эстремальность   для страны и её граждан обстоятельств, это проявилось в годы войны и в период послевоенного восстановления. Как слушали тогда! Как моментально останавливались, когда из висящей в углу “тарелки” раздавалось: “Говорит Москва!” Подавляющему большинству наших нынешних современников почти невозможно представить, какое значение, к примеру, имели читавшиеся тогда дикторами письма из тыла на фронт для солдата, готовящегося к бою, партизана или жителя Белоруссии или Украины, находящегося в кошмаре фашистской оккупации! Не менее важно было каждое сообщение, каждое слово и для тех, кто работал в  тылу, где-нибудь за Уралом, порой под открытым небом в недостроенном, но уже работающем цехе у своего станка, кто  страдал об общей беды не меньше, чем фронтовики. Для них всех голос диктора из Москвы, читающего Последние известия, сообщения с фронтов, было голосом надежды и веры в скорую Победу.

А труднейший послевоенный период? Голод, неустроенность, массовое сиротство, основная одежда – та же солдатская шинель… И вдруг дикторы сообщают о том, как восстанавливаются разрушенные города, строятся взорванные мосты, отменяется карточная система, снижаются цены на продукты питания… Крепла надежда: “Жизнь наладится!”

А позже, в конце 50-х и в 60-е годы радио голосами дикторов рассказывало о строительстве новых предприятий, мощнейших электростанций, освоении целины, о достижениях науки и техники, о полёте первого (нашего!) искусственного спутника Земли, первого (нашего, опять же!) человека в космос. Как бы там ни было, но с этим периодом было связано немало такого, что вызывало у наших соотечественников чувство гордости. Эта атмосфера успехов, надежды, оптимизма поддерживалась в программах радио, в работе дикторов у микрофона. В особой мере это относилось к работе Юрия Борисовича Левитана - народного артиста Советского Союза, пожалуй, самого популярного в народе диктора Всесоюзного радио, по-настоящему любимого и уважаемого. Это, прежде всего, с его именем связано подавляющее большинство исторических сообщений, и в тяжелый период войны, и в годы восстановления и побед в мирное время. Он был настоящим профессионалом, мастером и, безусловно, настоящим талантом, которому были подвластны любые жанры и формы звучащего слова. Он и погиб, почти в буквальном смысле этого слова, на посту, от сердечного приступа, отправившись на торжества, связанные с юбилеем Курской битвы.   

Говоря о профессии диктора, нельзя обойти и такие высокие, но необходимые понятия,  как профессиональная честь, ответственность перед русским языком, общей культурой и конкретно культурой речи,  на радио, том самом Всесоюзным радио, на котором работаешь. Это было всегда важнейшим требованием в коллективе с первых лет. Хотя, тем не менее, контроль за качеством, профессионализмом работы диктора у микрофона, всё же был. Например, в 60-70-е годы на радио существовал специальный отдел текстового контроля, редакторы которого постоянно прослушивали с эфира все без исключения передачи радио и составляли ежедневные сводки ошибок, оговорок и других погрешностей в языке радио, что было вполне естественно в живом эфире. Эти погрешности анализировались в отделе дикторов. Сейчас часто говорят о драконовских мерах по отношению к дикторам, допустившим ошибку или оговорку в эфире, о немедленных увольнениях. Это неправда, скорее естественное для нашего времени желание несколько усилить мрачную действительность советского времени. Ошибки и оговорки, конечно, были, что при эфире  более чем 100 часов ежедневно по всем программам радио вполне допустимо. Увольнений же за качество речи у микрофона практически не было. Кроме, разумеется,  тех случаев, когда речь шла о несоответствии профессиональному уровню. А разговоры об увольнении диктора за оговорку в эфире во имя истины, следует отнести к разряду досужих домыслов. 

Было внимательное, взыскательное отношение к молодым дикторам со стороны мастеров, опытных дикторов, был Художественный Совет отдела дикторов, периодически анализировавший работу каждого диктора, была постоянная работа художественных руководителей, режиссеров отдела дикторов над индивидуальностью, совершенствованием мастерства, выразительностью  чтения каждого диктора. Этим занимались  в разные годы Шервинский Сергей Васильевич – поэт-переводчик, знаток древней литературы, Канцель - режиссёр, Всеволодов Владимир Всеволодович, прекрасный актёр, обладавший совершенно фантастическими педагогическими способностями, Соколов Евгений Александрович, артист Малого театра Николай Алексеевич Верещенко.

 
В оглавление << Назад   1  2  3  4   Далее >>  

 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001