обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






Освоение сетевого принципа организации телевещания успешно проходит и в регионах. Негосударственная телекомпания «Ника-ТВ» (Калуга) с целью расширения аудитории объединила в сеть вещания 14 других независимых телекомпаний как равноправных партнеров, участвующих в формировании общей программной политики.
Межрегиональная телесеть «Кавказский регион» объединила независимые телекомпании Армавира, Владикавказа, Кисловодска, Лермонтова, Нальчика, Пятигорска, Ставрополя и Черкесска. В такую же телесеть «Сибирский регион» входят телекомпании Барнаула, Бийска, Владивостока, Иркутска, Кемерова, Красноярска, Новосибирска, Омска, Томска, Улан-Уде и Хабаровска.
Следует признать, что борьба за эфирные частоты и эфирное время, каналы вещания и сферы влияния, рекламные заказы ведется у нас зачастую методами, далекими от цивилизованных. Но постепенно создаются предпосылки для «игры по правилам». С одной стороны, этому способствует профессиональная деятельность дистрибьюторских фирм — своеобразных посредников между производителями телепродукции и вещателями.
С другой стороны, бурно формируются постоянно действующие телерынки. Начало им было положено Межгосударственным кино-, теле-, видеорынком, учрежденным Госкомитетом по кинематографии еще в 1989 году. Четыре раза в год в Москве собираются представители около 200 фирм, занятых производством и дистрибьюцией разнообразной видеопродукции. Это мероприятие является одним из самых представительных на территории СНГ.
С 1991 года действует Санкт-Петербургская видеоярмарка, проходящая один раз в год. В ее рамках проходит выставка телевизионного оборудования, проводится конференция по правовым вопросам в области телевидения и перспективам развития телетехнологий. Здесь мы видим попытку создания цивилизованного рынка программ и телетехники одновременно.
В 1995 году акционерное общество «Телешоу» организовало одноименный международный рынок телепродукции. Дважды в год — весной и зимой — в Москве собираются представители центральных и региональных телекомпаний, радиостанций, студий кабельного телевидения, продюсерских фирм, дистрибьюторов видео- и аудиопродукции из стран СНГ, а также из дальнего зарубежья. В рамках телерынка проходят семинары и круглые столы по проблемам ценообразования телепродукции, маркетингу в области производства телепрограмм, медиаметрии, правовым вопросам работы.
Самый молодой рынок программ — Межгосударственный (СНГ) телемаркет. Год создания — 1996. Место проведения — Сочи, отель «Radisson-SAS-Лазурное». Периодичность — два раза в год (апрель и ноябрь).
На рынке кадров (специалистов в различных областях тележурналистики) в середине 90-х годов сложилась парадоксальная ситуация: после краха телекомпании «Останкино» значительная часть старых, нередко высокопрофессиональных кадров оказалась за бортом, не смогла вписаться в рыночное телепроизводство. В то же время бурный рост новых телекомпаний, и прежде всего — продюсерских фирм, привел к серьезному кадровому дефициту. Это коснулось буквально всех телевизионных профессий, но особенно остро нехватка ощущается в сфере журналистского творчества.
По-прежнему наиболее качественно фундаментальную подготовку будущих журналистов осуществляют государственные университеты — Московский, Санкт-Петербургский, Уральский, Новосибирский, Дальневосточный, Воронежский. Однако число выпускников госуниверситетов не покрывает потребности в кадрах. Вот почему в стране появилось большое количество платных вузов, но, к сожалению, во многих из них уровень преподавания оставляет желать лучшего, программы весьма урезаны, база для практического обучения отсутствует.

Телевидение, власть и капитал

Вторая половина 90-х годов XX века отмечена на российском рынке средств массовой информации концентрацией собственности — формированием больших компаний, способных на масштабные инвестиции в новую технику, большую трату денег на создание программ, быструю переброску капитала из одного подразделения в другое. Эта интеграция приобретает ряд форм: мультимедийных объединений (издательств с радио- и телекомпаниями), многоотраслевых конгломератов (когда к СМИ подключаются структуры других секторов экономики), альянсов, выстроенных по горизонтали или вертикали (когда в руках одного владельца оказываются все этапы производства и распространения программ). Едва ли не каждая более-менее преуспевающая промышленная или банковская группа пытается прикупить газету, журнал, радио- или телестанцию. На авансцену выдвигаются организаторы-бизнесмены, обеспечивающие вещание и прессу — в условиях полуразрушенной экономики — огромными инвестициями. Владельцы СМИ становятся известными не меньше политиков.
К их числу относится прежде всего Борис Березовский, наиболее влиятельная и противоречивая фигура флагмана отечественного телевидения — ОРТ. Финансово-промышленной группе «ЛогоВАЗ» Березовского после приобретения доли «Газпрома» принадлежит на ОРТ всего 11 процентов акций, но это самый активный акционер, на котором лежит вся полнота ответственности за выживание и деятельность первого телеканала. «ЛогоВАЗ» владеет также акциями ТВ-6, «Независимой газеты», поддерживает журнал «Огонек» и «Новые известия». Недавно Б. Березовский приобрел издательский дом «Коммерсант». Эта группа еще не структурирована, отношения в ней лишены четких регламентаций: по мнению экспертов, Березовский брался за финансирование по наитию или из личного расположения к конкретным людям. Он вкладывает деньги в ТВ не столько как в бизнес, сколько в обеспечение условий существования бизнеса.
Стратегическую задачу ОРТ ее главный инвестор видит в распространении идей реформ и рынка, в лоббировании интересов бизнеса. Общественное российское телевидение в прямом смысле слова ввело Березовского во власть: он был назначен заместителем секретаря Совета безопасности РФ, а позднее — исполнительным секретарем СНГ, несмотря на активное неприятие со стороны Государственной Думы, общественности и многих видных политиков. Серьезный удар по политическим амбициям Березовского был нанесен весной 1999 года, когда его сместили с поста в СНГ, а прокуратура обвинила в незаконном предпринимательстве и отмывании денег.
Взлеты и падения Б. Березовского заставляют задуматься об уязвимости и финансируемого им первого телеканала. Шатания в программной политике ОРТ, как в зеркале, отражают конфликт разных слоев, групп, элит. Здесь сталкиваются интересы президента и правительства, ведомственные интересы Госкомимущества, личные амбиции некоторых акционеров и, конечно, желание всех получить прибыль — финансовую и политическую. Наконец, здесь проявляется и стремление молодых прагматиков из числа непосредственных руководителей канала к созданию высокорейтингового, массового по характеру телевидения. Только интересы общественности в этом канале, взявшем название общественного, не представлены никем.
Основной соперник ОРТ частная телекомпания НТВ исповедует совершенно иные организационные и программные принципы. НТВ составляет сегодня ядро информационного конгломерата «Медиа-мост», созданного в 1997 году Владимиром Гусинским. Основавшая информационный холдинг банковская группа «Мост» передала отпочковавшейся компании пакеты своих акций в СМИ. Более 70 процентов акций стали принадлежать не банку, а лично Гусинскому. В число основных акционеров вошли и основатели НТВ — И. Малашенко (как первый заместитель Гусинского), Е. Киселев, О. Добродеев. В. Гусинский покинул банковский бизнес и стал генеральным директором «Медиа-моста».
Первая частная российская информационная империя складывалась стремительно. В 1993 году родилось НТВ. Через год Гусинский реанимировал — перевел на цвет — телевизионный еженедельник «Семь дней». Последний дал название издательскому дому, управляющему сегодня еще и газетой «Сегодня», а также журналами «Итоги» и «Караван историй». В 1995 году группа «Мост» приобрела контрольный пакет акций популярной радиостанции «Эхо Москвы». Через год НТВ получает в свое распоряжение весь четвертый канал, открывает дневное вещание и приступает к осуществлению амбициозного спутникового проекта «НТВ-плюс».
«Медиа-мост» — полноценный издательско-радиотелевизионный концерн, использующий преимущества интеграции для наращивания объема собственной продукции. В. Гусинский ближе всех подошел к формуле современного западного медиа-бизнеса, согласно которой главной движущей силой предпринимательства становится не пропаганда и не стремление издателя получить политические выгоды от услуг властям (хотя в современной России без этого не обходится), а сохранение и увеличение прибылей.
Взятый В. Гусинским курс на развитие производства собственных программ требует совершенствования управленческой вертикали. В конце 1997 года в рамках акционерного общества «Медиа-мост» был образован четко структурированный «НТВ-холдинг». В состав холдинга входит прежде всего телекомпания НТВ. По размерам собираемой аудитории НТВ занимает третье место в России и второе в Москве, уступая только ОРТ. Указом президента НТВ приобрела статус общероссийской компании, что позволяет ей, несмотря на частный характер, осуществлять доставку сигнала по тарифам, установленным для государственных компаний. НТВ принимается также на территории Украины, Белоруссии, Казахстана, Азербайджана и стран Балтии. Идущий через спутник сигнал «НТВ-интернешнл» можно смотреть на Ближнем Востоке и в Западной Европе.
Холдинг включает, помимо НТВ, спутниковую компанию «НТВ-плюс», «НТВ-кино» (изучение рынка, приобретение фильмов для вещательных подразделений холдинга, дистрибьюторская деятельность), «НТВ-профит» (продюсерская компания), «НТВ-дизайн» (разработка стилевого единства всех программ на каналах НТВ), а также «ТНТ-телесеть», партнерами которой стали более ста региональных телекомпаний.
На подготовку проекта ТНТ («Твое новое телевидение») ушло около 100 млн. долларов. Канал заработал 1 января 1998 года. Сначала сигнал транслировался только через спутник на регионы, потом передачи пошли и на Москву — через 35-й дециметровый канал и через городскую кабельную сеть, что сразу увеличило потенциальную аудиторию до 30 млн. человек. Станции, сотрудничающие с ТНТ, участвуют в формировании сетки вещания, у них есть свое рекламное время, по их просьбе с других каналов пригласили популярных ведущих Андрея Караулова, Дмитрия Киселева и Ксению Стриж. Помимо обычных мыльных опер аргентинского и бразильского производства по сети пошли качественные сериалы из США и других стран. В партнерские отношения с ТНТ вступили популярные местные станции, причем через «Медиа-мост» оно приобрело контрольный или блокирующий пакет акций десяти самых крупных и прибыльных из них.
Несмотря на отсутствие массового платежеспособного спроса (скорее в расчете на перспективу), НТВ идет на громадные финансовые затраты, чтобы первым в России занять нишу платного спутникового телевидения. С началом вещания «НТВ-плюс» в ноябре 1996 года передачи шли по пяти основным и — за отдельную плату — по ночному эротическому каналу (впрочем, совершенно себя не оправдавшему). Наиболее зрелищными оказались спортивный канал и «Мир кино». За два с половиной года «НТВ-плюс» приобрело 150 тысяч абонентов.
В подмосковном Сколкове в рекордные сроки для «НТВ-плюс» построен приемно-передающий комплекс, предназначенный для цифрового вещания и управления собственным спутником. Осенью 1998 года с американского космодрома был выведен на орбиту спутник «Бонум-1/Мост-1», а 1 февраля 1999 года «НТВ-плюс» открыло цифровое вещание на 18 каналах. В апреле к ним добавились еще два. Таким образом, заплатив за установку антенны и сделав ежемесячный взнос, абоненты могут сегодня выбирать (в разных вариантах) передачи из 20 каналов в цифровом изображении. Среди них — пять киноканалов, три детских, «Евроспорт» и футбольный канал, научно-познавательные «Энимал плэнет» и «Дискавери», канал для любителей латиноамериканских мыльных опер «Романтика». Технология, основанная на сжатии цифрового сигнала, позволяет увеличить число каналов «НТВ-плюс» до 48, а затем до 100. По словам В. Гусинского, предстоит освоить 20-25 отечественных тематических каналов, а остальные будут адаптированные для нашего зрителя зарубежные каналы.
Было бы наивным предполагать, что бизнесмены СМИ ограничиваются лишь соображениями извлечения финансовой прибыли. Не менее важным для них является обеспечение стратегической выгоды, условий выживания и развития компаний в будущем, которые — особенно в России — во многом зависят от политических симпатий и антипатий. В одном из интервью радиостанции «Свобода» в мае 1999 года В. Гусинский подчеркивал, что соблюсти определенную политическую линию телекомпании, линию, которая отвечала бы планам и амбициям владельца СМИ, ему помогают не мелочная опека и каждодневный контроль за эфиром, а более сильные и результативные подходы. Речь идет о принципах подбора кадров творческих и иных работников телевидения. В медиа-холдинге Гусинского руководствуются принципом не брать на работу специалистов, «зараженных» опытом советского телевидения, тогда отпадает необходимость в организации контроля и цензуры, оберегающих интересы телебоссов. Естественно, что в этом случае вещание телекомпании способствует уменьшению влияния коммунистов в обществе, сохранению и укреплению не только самих монополий в будущем, но и всех демократических институтов власти, новой общественной системы в стране.
Телевидение в России нельзя назвать прибыльным бизнесом. Тем не менее, частный капитал охотно поддерживает его, рассчитывая на лоббирование своих стратегических интересов. Политическое влияние давало и дает возможность контролировать целые отрасли экономики и открывает доступ к распределению ресурсов. Вообще, деньги, вкладываемые в «четвертую власть», на самом деле вкладываются во власть. Этот тезис получает зримое подтверждение на примере крупнейших российских концернов «Газпром» и «ЛУКойл».
В свое время «Газпром» начал поддерживать так называемые «отраслевые» телекомпании, создававшиеся в местах нефтедобычи, преимущественно в Западной Сибири. Постепенно приемопередаточные центры для отраслевых нужд превратились в хорошо оснащенные телестанции, ведущие собственное вещание. Аудитория их невелика (в Югорске, например, где вещает одна из таких станций «Норд», все население не превышает 30 тысяч человек), да и производимую ими продукцию не всегда можно назвать профессиональной. Однако у «отраслевых» станций нет проблем с финансированием, они имеют возможность закупать хорошую технику, приглашать специалистов, посылать своих сотрудников на учебу, поэтому они быстро развиваются. Кроме них «Газпром» контролирует более ста региональных и муниципальных газет и журналов. Это политический рычаг во время выборов, прежде всего в местные органы власти, от которых нередко зависит выдача лицензий на добычу нефти и газа.
Но «Газпрому» не безразлично и то, кому принадлежит власть во всей стране. Отсюда его интерес к столичным СМИ. Он субсидирует газеты «Труд» и «Трибуна», журналы «Профиль» и «Компания», имеет сеть региональной прессы. Концерну принадлежат акции НТВ (они переданы в управление «Медиа-мосту»), а три процента своих акций в ОРТ он продал «ЛогоВАЗу» Б. Березовского. Ему принадлежат телевизионная производящая компания «Прометей» в Москве, готовая начать вещание на одном из дециметровых каналов. Наконец, «Газпром» участвует в разработке амбициозного проекта «Ямал», предусматривающего запуск четырех спутников связи с зоной охвата от Восточной Европы до Западной Сибири.

Концерн попытался узаконить брачные отношения со средствами массовой информации. С этой целью в 1997 году был создан холдинг «Газпром-медиа», но в следующем году после кризиса 17 августа он распался, примечательно, однако, что один из его руководителей весной 1999 года был делегирован в администрацию президента (продвижению своего партнера сначала в «Газпром», а потом и на Старую площадь способствовал В. Гусинский).
Нефтяная компания «ЛУКойл» финансировала создание телевизионного агентства ТСН, которое производит новостные передачи для ТВ-6. Компании принадлежат 75 процентов акций телеканала РенТВ, а весной 1999 года «ЛУКойл» получил лицензию на 31-й канал в Москве, который скромно существует, начиная с 1995 года, периодически меняя своих хозяев.

Влиятельная группа «Интеррос» (ОНЭКСИМ) финансирует «Известия», «Комсомольскую правду», журнал «Эксперт» и лишь подбирается к телевидению.
Многие финансовые структуры намеренно не опровергают своего влияния на те или иные СМИ — престижно числиться среди медиа-бизнесменов. Другие сознательно открещиваются от попыток внедриться на информационный рынок или продвинуться на нем. Четко понять, кто владеет тем или иным СМИ или поддерживает его, можно только тогда, когда информация является профильной для владельца. Сегодня на российском рынке существует лишь одно объединение с более-менее прозрачной структурой — «Медиа-мост» В. Гусинского.
Серьезным испытанием того, насколько эффективна та или иная модель телевидения и насколько прочны наметившиеся альянсы в области массовой информации, стал разразившийся 17 августа 1998 года финансовый кризис. До кризиса емкость рекламного рынка оценивалась в 3 млрд. долларов, из которых на долю телерекламы приходилось 600 млн. долларов (в том числе 130 млн. — на ОРТ, 100 млн. — на НТВ, 80 млн. — на РТР, около 100 млн. долларов — на региональные телекомпании). Дикий и вороватый, этот рынок после принятия в 1995 году закона «О рекламе» только начинал принимать цивилизованные формы. После августа 1998 года зарубежные рекламодатели начали покидать его — а на них приходилось до 80 процентов рекламных доходов общероссийских телеканалов.

В результате произошло сжатие рекламного рынка до 1,5 — 2 млрд. долларов. Первые недели на радость телезрителям рекламные блоки выходили в сильно усеченном виде. Для срочного привлечения новых отечественных рекламодателей на всех каналах ввели систему скидок, и реальные цены на рекламу упали вдвое. Оказавшись в ситуации «благородной бедности», многие телеканалы сократили персонал и урезали зарплату оставшимся сотрудникам, практически отказались от новых проектов, стали меньше платить независимым производителям, увеличили количество повторов, заменили показ дорогих западных фильмов на реанимированные советские («Тени исчезают в полдень», «Вечный зов», «Шерлок Холмс» на ОРТ). В эфире вновь появились оплаченные программы и сюжеты, так называемая джинса.

Финансовая катастрофа настигла российские СМИ в том числе и потому, что самые влиятельные из них входили в состав финансовых и политических групп, которые зарабатывали деньги на нестабильной экономической ситуации или вели сложную политическую игру, провоцируя развитие кризисной ситуации, в результате чего «зависли» вместе с банковской системой.
Буквально за месяц до кризиса было объявлено о создании информационного холдинга «Альфа ТВ», в который вошли банк того же названия, американская «Стори ферст» — учредитель телекомпании СТС и рекламное агентство Сергея Лисовского «Премьер СВ», имевшее капиталовложения в дециметровые «Муз-ТВ» и «31-й канал». Кризис расстроил эти планы. Вдобавок С. Лисовский не смог расплатиться с ОРТ за рекламу, которую возглавляемая им фирма размещала на канале, что изрядно подорвало его репутацию в деловом мире.

Полугосударственное ОРТ воспользовалось кризисом для того, чтобы напомнить властям о своих финансовых затруднениях. В эфире разыграли драму: в новостях показали смущенных чиновников, пришедших описывать имущество в кабинете вновь назначенного директора компании Игоря Шабдурасулова, потом пригрозили тем, что прекратят делать новости — и правительство обещало помочь первому каналу. В результате ОРТ был выделен кредит в 100 млн. долларов под залог 13 процентов акций.
Компанию РТР кризис застал в тот момент, когда на ее основе началось создание государственного суперхолдинга ВГТРК. Президентский указ от 8 мая 1998 года «О совершенствовании работы государственных электронных средств массовой информации» предусматривал объединение в единый производственно-технологический комплекс телеканалов «Россия», «Культура», радиостанций «Маяк», «Радио России», «Орфей», иновещания (радио «Голос России»), технических центров и 86 региональных теле-, радиокомпаний. Региональные ГТРК, из-за хронического недофинансирования из центра превратившиеся в рупор местных администраций, становились теперь дочерними компаниями ВГТРК, напрямую финансируемые холдингом. Местным станциям запрещалось перекрывать эфир РТР, но зато пребывание в холдинге вместе с техническими центрами — отныне филиалами ВГТРК — обещало им погашение долгов перед связистами. Президентское окружение, готовившее этот указ, руководствовалось стремлением навести порядок с государственной собственностью, порой расползающейся, как гнилое сукно. В то же время в холдинге оно видело мощный пропагандистский механизм для поддержки Б. Ельцина или его преемника на грядущих выборах. Вероятно, именно поэтому никакие профессиональные аргументы против создания супергостелерадио в пользу акционирования или иных вариантов не возымели действия. Профессионал, имевший авторитет в мире телевидения, Валентин Лазуткин был отправлен в отставку с поста руководителя ФСТР из-за несогласия реформировать государственное вещание в предложенном направлении.

Практическое осуществление майского указа затянулось из-за выжидательной позиции и руководителей интегрируемых в холдинг компаний, и губернаторов, по согласованию с которыми центр должен назначать глав дочерних предприятий ВГТРК, и владельцев частных телекомпаний, которым предстояло договариваться о распространении сигнала с холдингом, то есть их конкурентом. Для того чтобы холдинг стал жизнеспособным, нужно создавать сложную управленческую вертикаль, нужны деньги. А между тем финансирование ВГТРК практически прекратилось — в первые месяцы после августовского кризиса оно снизилось до 12 процентов от заложенного в бюджет. Похоже, интерес к холдингу упал даже среди тех, кто его сначала поддерживал: политическая обстановка в стране по сравнению с маем 1998 года изменилась настолько, что ВГТРК могла достаться совсем не тем людям, которым она предназначалась служить.

А после того как рынок практически покинуло рекламное агентство «Премьер СВ», в телевизионном мире активно заговорили о рекламной монополии другого крупного игрока — рекламного агентства «Видеоинтернешнл», которое, кстати, эксклюзивно продает рекламные возможности НТВ и ВГТРК. С созданием холдинга и сети его региональных телекомпаний угроза монополизации серьезно возросла.
За годы реформ государственное телевидение России не нашло своей ниши в разделении труда с быстро растущими частными компаниями и ни на миллиметр не приблизилось к модели подлинно общественного вещания. Не удалось разработать и открытую государственную политику в области информации, когда любому важному изменению в вещании предшествуют зондажные выступления ответственных государственных чиновников, исследование альтернатив, публикация планов реорганизации и их обсуждение в печати и парламенте. Не удалось создать и сильных государственных или общественных органов для надзора за порядком в эфире в центре и на местах, за повседневной деятельностью СМИ, которые бы, строго опираясь на закон, примиряли противоречивые интересы общества, политических и финансово-промышленных группировок и способствовали стабилизации обстановки в стране. Не принят закон Российской Федерации о телевидении и радиовещании, проект которого обсуждается в Госдуме вот уже скоро десять лет.

Все это привело к тому, что неизбежная и вполне естественная конкуренция между СМИ и стоящими за ними силами приняла у нас уродливую форму информационных войн. Банкиры и бизнесмены, объединившиеся в 1996 году для переизбрания Ельцина, против коммунистического реванша, грозившего им потерей власти и капитала, разбились после выборов на враждующие лагери в борьбе за остатки неприватизированной государственной собственности и за влияние на власть.
Группа ОНЭКСИМ во главе с В. Потаниным противостояла Б. Березовскому («ЛогоВАЗ», Аэрофлот, ОРТ). Последнего поддерживали «Роспром-Менатеп» М. Ходарковского и «Медиа-мост» В. Гусинского. «Газпром» (президент Р. Вяхирев) и «ЛУКойл» (президент В. Алекперов) заняли выжидательную позицию. Основанный весной 1997 года «ТВ Центр» разрабатывал политическую стратегию, направленную на пропаганду деятельности московского мэра, создавая Ю. Лужкову имидж самостоятельного и сильного политика.

В отечественных СМИ появляются понятия «семибанкирщина», «экономическое Политбюро», утверждается термин «олигархи» для определения влиятельных персонажей, объединяющих деньги и власть. На головы миллионов растерянных зрителей с экрана телевизора обрушивается поток компроматов, связанных с противостоянием «банкиров-олигархов» и защищаемых ВГТРК «реформаторов-коррупционеров». Информационно-пропагандистские кампании имеют общий сценарий: начинаются с организованной утечки компромата, его раскрутки в СМИ и завершаются кадровыми перестановками в правительстве и президентском окружении. Информационные войны сопровождали отставку правительств Черномырдина, Кириенко, Примакова.

В итоге под разрушительным ударом оказались не столько банкиры и политики, сколько само российское государство. Наработанный в начале реформ престиж журналистской профессии начал стремительно падать. Влиятельные политические обозреватели, отбросив элементарные нормы профессиональной этики, не скрывали, что выполняют роль пропагандистского рупора конкретного олигарха или политика. Втягивание тележурналистов в политические интриги, персонифицированная пропаганда — «феномен Доренко» — превратились в центре и на местах в столь распространенное явление, что вызывают обоснованную озабоченность профессиональных кругов и широкой общественности.
Эти издержки переходного этапа во многом порождены тем, что отечественное телевидение ради своего выживания и развития слишком часто играет по правилам, навязываемым извне. Но рыночный механизм объективно подталкивает электронную прессу к нейтрализованной, сбалансированной информации, основанной скорее на саморегулировании, чем на жестком государственном контроле. Концентрация собственности не мешает конкуренции в эфире и даже способствует расширению зрительского выбора. Вот почему столь необходимо сегодня развитие сильных вещательных организаций, способных противостоять давлению политиков и властей и работать не на быстро меняющуюся конъюнктуру, а на долгосрочную перспективу, в интересах и на благо всего общества.

Взаимодействие интересов телекомпаний и общества, общества и государства будет гармоничным и гуманным, если в разных политических ситуациях руководители СМИ будут стремиться изыскивать все новые и новые пути сочетания собственных выгод с интересами всего общества, включая умение жертвовать конкретными благами во имя более серьезных достижений на другом этапе. Так, сегодня культурно-просветительское и социальное вещание не приносит большого финансового результата. Но сегодняшние усилия в этой сфере дадут телекомпаниям и обществу в целом новые поколения зрителей такого культурного уровня, о котором только и может мечтать просвещенный деятель.

 

 
В оглавление << Назад   1  2  3  4  5    

 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001