обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






Через пространство и время
В 1933 году при Всесоюзном радиокомитете был организован сектор звукозаписи и телевещания. Главной задачей сектора была разработка способов и организация оперативной звукозаписи для целей радиовещания на территории всей страны. Здесь велись опыты по записи звука на пленку и на проволоку. На этот же сектор возлагалась задача наладить высококачественные телепередачи и содействовать производству телевизионного оборудования.

Промышленность страны начинает осваивать выпуск аппаратуры для электронного телевидения. 7 июня 1934 года «Правда» опубликовала статью «Телевидение на службу социализму», в которой говорилось:

 — В СССР научно-исследовательские работы в области телевидения ведут научно-исследовательский институт Наркомсвязи, лаборатория Наркомтяжпрома, Институт телемеханики и др.

К настоящему времени у нас имеются следующие разработки: телевизор на 1200 и 3000 элементов разложения, первые образцы на 10800 элементов. Заканчивается разработка телевизора на 19200 элементов. Все это в области оптико-механического телевидения. Имеются советские фотоэлементы для телевидения, по своим качествам не уступающие лучшим заграничным, советские неоновые лампы, разработан ряд типов усилителей. Заводом «Светлана» выпущены первые образцы приемных трубок катодного (то есть электронного. — А.Ю.) телевидения типа «кинескоп». Ведутся работы в лабораториях по всей системе катодного телевидения на 70 тыс. элементов. НИИ Наркомсвязи разработал и построил новый мощный электроволновый передатчик для телевидения. В области телевидения у нас выросли новые кадры молодых талантливых работников.

Совет Народных Комиссаров СССР в постановлении от 20 сентября 1934 года обязал Наркомтяжпром выпустить в 1934 году образцы новейших приемных и усилительных ламп, а с 1935 года обеспечить их промышленный выпуск с увеличением числа часов их горения, а также организовать выпуск катодных трубок для телевидения.

Развитие советской телевизионной техники неразрывно связано с созданным в Ленинграде в 1935 году Всесоюзным научно-исследовательским институтом телевидения и с именами Я.А. Рыфтина, А.А. Чернышева, П.В. Шмакова. Еще в бытность свою руководителем лаборатории телевидения Всесоюзного электротехнического института П.В. Шмаков внес большой вклад в развитие механического, малострочного телевидения: под его руководством была сконструирована оригинальная передающая камера с диском Нипкова. Когда еще казалось, что будущее принадлежит малострочному телевидению, Шмаков раньше других понял его бесперспективность и обратил свои усилия на разработку систем электронного телевидения. Созданный им вместе с П.В. Тимофеевым супериконоскоп существенно изменил положение вещей: открылись возможности, доселе телевидению неведомые. Камеры, оборудованные высокочувствительными трубками, обрели известную мобильность, так как в них не было вращающихся деталей; кроме того, они могли работать при меньшей освещенности объекта. Значение мобильности камеры ясно из нижеследующего описания.

Камера с диском Нипкова была аппаратом, неподвижным абсолютно. Чтобы дать актеру, выступающему в студии механического телевидения, хоть относительную свободу движения, применялся следующий прием: объектив камеры направляли не прямо на актера, а на его отражение в зеркале. Оператор, понемногу поворачивая зеркало вправо-влево, «ловил» актера, который благодаря этому мог передвинуться на 20 — 30 сантиметров в сторону. Понятно, насколько все это затрудняло ведение передачи (полезная площадь павильона не превышала 5 кв. м).

Механическая телевизионная камера (тогда ее называли «телепередатчиком») была устроена следующим образом. За объективом вместо матового стекла обычного фотоаппарата помещался вращающийся диск Нипкова с пробитыми в нем квадратными отверстиями. В каждый данный момент через отверстие можно было видеть только одну точку (элемент) объекта изображения. Отверстия в диске располагались на определенном расстоянии одно от другого, образуя спираль. По принятому тогда в СССР стандарту диск вращался со скоростью 750 оборотов в минуту (12,5 оборота в секунду). Так как каждое отверстие в диске расположено немного ниже следующего (по спирали), оно как бы прочерчивало одну строку изображения. Всех отверстий было 30, то есть изображение раскладывалось на 30 строк. Отверстия имели площадь 1 кв. мм; расположены они были на расстоянии 40 мм. Таким образом, каждое отверстие «умещалось» в строке 40 раз; 30 строк по 40 точек давали разложение изображения на 1200 светящихся точек (элементов).

Лучи света различной яркости, проходя через отверстия диска, падали на фотоэлемент. В зависимости от силы падающего света фотоэлемент испускал разной силы электрические сигналы, превращая световую энергию в электрическую. Далее передача сигналов, несущих изображение, велась по схеме обычной радиопередачи.

При приеме происходил обратный процесс. Электрические сигналы поступали в неоновую лампу, которая под их влиянием изменяла силу света; мигания лампы посредством диска Нипкова складывались в целое изображение, которое видел зритель. Механическое телевидение по самой своей конструктивной сути не позволяло увеличить размер экрана телевизора: изображение могло быть разложено лишь на относительно небольшое количество элементов, зависевшее от размера и числа отверстий в диске Нипкова. А эти величины определялись тем, что луч света, проникающий через каждое отверстие, должен быть достаточно мощным, чтобы вызвать фотоэффект. Электронное же телевидение дало возможность разложить изображение на огромное множество элементов. Благодаря этому на экране электронного телевизора может быть получено изображение с гораздо более тонкой структурой (градацией света и тени), а размер экрана — весьма значительно увеличен без потери качества изображения.

Эти обстоятельства столь существенны, что в конце концов перевесили хоть и важное, но единственное достоинство механической телевизионной передачи — возможность дальнего распространения. Решающим здесь было следующее соображение: средств дальнейшего повышения качества изображения в механическом телевидении не существует, тогда как средства расширения зоны приема электронного телевидения могут быть найдены (впоследствии проблема эта, как мы знаем, действительно была успешно решена).

Развитие электровакуумной промышленности, совершенствование приемно-передающих трубок, общее повышение уровня радиотехники и у нас в стране, и за рубежом — все это обусловило, наконец, возможность приступить в 1936 году к сооружению станций электронного телевидения в Москве и Ленинграде.

Опытный Ленинградский телецентр (ОЛТЦ) был размещен в старом здании на улице академика Павлова, в весьма скромном по размерам помещении. Его оборудование составляли оригинальные устройства, разработанные советскими учеными. Экспериментальные передачи ОЛТЦ начались в конце 1937 года, на несколько месяцев раньше, чем в Москве. Прием осуществлялся с помощью изготовленных в лабораторных условиях телевизоров типа «ВРК» (Всесоюзный радиокомитет).

В октябре 1936 года началось строительство нового Московского телецентра. На улице Шаболовке, у подножия знаменитой 150-метровой Шуховской башни, возведенной в 1922 году для радиостанции, были размещены два здания — для передатчика и для студии. Помимо телекинопроекционной и просмотрового зала в этом здании имелись четыре костюмерные комнаты для артистов и четыре комнаты для административно-творческого персонала.

Полезная площадь павильона (студии) составляла 300 кв. м, он был великолепно оборудован — световыми приборами с централизованным управлением, бесшумной вентиляцией, превосходной, мобильной системой акустики (по своим акустическим качествам этот павильон и по сей день не имеет себе равных). Мебель для Московского телецентра была изготовлена по специальным эскизам одной из мастерских Академии художеств СССР.

Студия была оснащена тремя телекамерами, установленными на неподвижных штативах (вскоре замененных подвижными). Коммутирующее устройство (пульт) давало возможность посылать в эфир кадры, получаемые с любой из камер. Все камеры работали одновременно и могли быть направлены на разные объекты либо показывать один и тот же объект с разных точек, в разной крупности. Кадры, таким образом, можно было монтировать в принципе так же, как это делается в кино, но не с помощью резки и склейки кусков пленки, а последовательным включением в эфир то одной, то другой камеры. Для творческого процесса передачи очень важно, что телекамера приобрела возможность давать изображение, двигаясь — с большей даже легкостью, чем студийная кинокамера. Многокамерность телевизионной студии и свобода передвижения камер — все это открыло творческие возможности, о которых нельзя было и мечтать при механическом телевидении, позволило приступить к освоению тех творческих достижений, которыми уже располагало кино. (Необходимо сказать, что все оборудование нового телецентра в Москве было американским, созданным В.К. Зворыкиным.)

Центральная пресса регулярно освещала ход строительства, сообщая своим читателям о состоянии дел на Шаболовке. Так, «Правда» 24 марта 1938 года писала:

 — Вскоре закончится сооружение Московского телевизионного центра. Сейчас достраивается главная студия и отделываются помещения.

Некоторое время назад начались испытания телевизионной аппаратуры. Для проверки качества передач установлены телевизионные приемники в тридцати пунктах столицы и ее окрестностях.

Регулярные опытные передачи начнутся в мае. К этому времени в клубах, домах культуры, красных уголках и других местах Москвы будет установлено около 100 телевизоров.

В текущем году ленинградский завод им. Козицкого должен дать 200 больших телевизионных приемников для коллективных просмотров типа «ТК-1». Часть из них уже выпущена. Кроме того, завод изготовит 200 удешевленных телевизоров для индивидуального пользования типа «ТИ-1».

Приведем интересный документ, характеризующий начало регулярного телевизионного вещания в нашей стране.

ПРИКАЗ № 106

По Всесоюзному Комитету по радиофикации и радиовещанию при СНК СССР (г. Москва) от 16 марта 1939 г.
§1
В связи с окончанием подготовительной работы Московскому Телевизионному Центру Всесоюзного Радиокомитета с 10 марта 1939 года начать регулярное телевизионное вещание через ультракоротковолновые передатчики.
§2
Не позднее 31 марта с. г. разработать план телевещания на 1939 год и представить... на утверждение.
§3
В целях эффективного использования средств, затрачиваемых на телевещание, вести регулярные трансляции через длинноволновые станции звуковой части программы Телевизионного Центра.
§4
Выделить Телевизионный Центр Всесоюзного Радиокомитета в самостоятельную единицу с правом юридического лица и самостоятельным законченным балансом.
§5
...Разработать и представить... на утверждение 25 марта с.г. положение о Телевизионном Центре Всесоюзного Радиокомитета.
Председатель Всесоюзного Комитета по радиофикации и радиовещанию при СНК СССР

Строительство Московского телецентра еще не было завершено, над павильоном еще не было крыши, когда начались пробные передачи в эфир кинофильмов. Первая состоялась 25 марта 1938 года — был показан фильм «Великий гражданин». 5 сентября того же года начались пробные студийные передачи. Акт об окончании строительства Московского телецентра был подписан 31 декабря 1938 года, и регулярное вещание началось 10 марта 1939 года. Приемная сеть состояла из 100 телевизоров, установленных в радиусе до 30 км от передатчика.

Первый электронный телевизионный приемник («ТК-1») представлял собой довольно громоздкую тумбу, в которой кинескоп располагался вертикально, причем зритель смотрел не на экран, расположенный горизонтально, а на его отражение в зеркале, укрепленном на внутренней стороне откидной крышки тумбы; крышка устанавливалась под углом к экрану — торцу кинескопа (диаметр — 23 см). Такая конструкция определялась размерами кинескопа, имевшего длинный, около метра, «хвост». Телевизоры были установлены в рабочих клубах и красных уголках, во дворцах культуры, в Политехническом музее и других общественных учреждениях.

В 1940 году на заводе им. Козицкого был начат серийный выпуск телевизоров индивидуального пользования марки «17-ТН-1» для стандарта 240 строк (Ленинградский телецентр) и «17-ТН-З» для стандарта 343 строки (Московский телецентр). Эти телевизоры имели кинескоп зеленого свечения с диаметром экрана 18 см и встроенный приемник для прослушивания радиопередач.

Однако ошибочно было бы представлять дело таким образом, будто развитие телевизионной техники в нашей стране шло гладко и легко. Телевидение, как и все принципиально новое, рождалось в муках, в преодолении косного, консервативного — и в сознании людей, и в материальной сфере деятельности. О том, что процесс этот не был простым, свидетельствует, в частности, статья инженера Д. Сергеева, опубликованная в «Правде» 23 мая 1940 года. Она называлась «Радиослушатель хочет видеть». Отметив, что в СССР ведется регулярное телевизионное вещание, удалось заметно усовершенствовать приемно-передающую аппаратуру, построить два телевизионных центра, «причем качество изображений, передаваемых ими по радио, почти не хуже, чем на экране кино», автор продолжал:

 — Но одни действующие телевизионные центры еще не решают проблемы телевидения. Нужна массовая аудитория, слушатели, зрители, вооруженные дешевыми телеприемниками. К сожалению, зрителей пока очень мало. Достаточно сказать, что передачу московского телевизионного центра (МТЦ), ведущего регулярные передачи с разложением на 343 строки уже больше года, час вещания которого стоит примерно 5000 рублей, смотрят немного более чем на 300 телевизорах. Все эти телевизоры образца 1935 года, они имеют 33 лампы, 14 ручек настройки и стоят около 10 тысяч рублей каждый.
Между тем при современном уровне радиотехники легко построить телевизор с числом ламп, не превышающим четырнадцати. Такой телевизор может быть выпущен по 1000 — 1500 рублей.
Разработка подобного телевизора ведется уже около двух лет, но настолько слабыми темпами, что до сих пор не имеется окончательного производственного образца.
Телевизор «ТИ-1», не дойдя до цеха, начал переделываться в «ТИ-2». В свою очередь, последний был переделан в «ТИ-3», а радиослушатель по-прежнему с завистью слушает слова: «Внимание, показывает Москва...»
Немногим лучше обстоит дело с количеством зрителей, принимающих 30-строчное телевидение.
Программы Московского передатчика (механического телевидения. — А. Ю.) принимают примерно 2 — 3 тысячи телевизоров, хотя передачи слышны почти по всему Союзу.

Проблема дальности телевещания в условиях нашего Советского Союза имеет колоссальное значение. Однако над этим никакой работы не ведется.

Научно-исследовательский институт Наркомата связи разработал метод трансляции телевидения по проводам. В настоящее время в Москве, на Петровском бульваре, в доме №17, уже сдается в эксплуатацию первый телевизионный трансляционный узел. Этот метод имеет большое будущее, так как позволит создать дешевый массовый телевизор и при минимальных затратах получить максимальное число зрителей. Но этому вопросу уделяется ничтожное внимание.
В чем же дело? Почему такое положение с телевидением? Ведь есть и квалифицированные специалисты, любящие и знающие дело, есть мощная промышленность, есть интерес и желание иметь «кино на дому».

...Постановление XVI съезда ВКП (б) о постройке телецентров в ряде крупнейших городов Советского Союза до сих пор не выполняется, так как неясно, кто конкретно должен этим заниматься, кто будет финансировать работы.

С таким неопределенным положением пора покончить. Нужно создать специальный орган, который бы занимался всеми вопросами, связанными с телевидением. В его функции должны входить как вопросы общего планирования, проектирования и промышленного выпуска телевизионной аппаратуры, так и все вопросы научно-исследовательской работы.

Процесс создания советского телевидения в 1941 году прервался войной. Но фундамент — прочный, солидный фундамент — был уже заложен.

После окончания Великой Отечественной войны телевидение в нашей стране росло уже безостановочно. Закон о пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР на 1946 — 1950 годы предусматривал восстановление и техническое переоборудование существовавших телевизионных центров и строительство новых.

Московский телецентр, в декабре 1945 года возобновивший вещание на старом оборудовании (при 420 сохранившихся от предвоенного времени телевизорах), был в октябре 1948 года остановлен для реконструкции. Для него было закуплено лучшее по тому времени оборудование у американской фирмы Ар-си-эй, однако из-за введенного правительством США эмбарго оно поступило не полностью. Тем не менее Московский телецентр после реконструкции возобновил 16 июня 1949 года вещание по новому стандарту развертки 625 строк.

В МТЦ было установлено пять телевизионных камер, телекинопроекторы, магнитофоны, оборудован еще один небольшой павильон («макетно-дикторский»). Мощные передатчики расширили зону уверенного приема программ в радиусе до 70 — 80 километров, а появление первой передвижной телевизионной станции (ПТС) означало новую эпоху в вещании. Телекамера, до того запертая в студии, обрела возможность показывать жизнь, текущую за стенами павильона.

Возможность эта определяется установлением радиосвязи между маломощным автономным передатчиком ПТС и вещательным телецентром. Получив с антенн передвижной станции сигнал, несущий изображение и звук, телецентр усиливает его и посылает в эфир уже с основных мощных передатчиков. ПТС располагает тремя-четырьмя камерами и пультом управления, с помощью которого осуществляется монтаж кадров, получаемых с камер (на телецентр передаются уже смонтированные кадры). Радиус действия ПТС определяется пределами прямой видимости от ее антенн до антенн телецентра.

В 1949 году промышленность начала массовый выпуск дешевого, но весьма надежного телевизора марки «КВН-49». Индекс телевизора составлен из первых букв фамилий его конструкторов — Кенигсон, Варшавский, Николаевский. (Впоследствии индекс телевизора превратился в название популярной телепрограммы и расшифровывался как «Клуб веселых и находчивых».)

Ленинградский телецентр возобновил вещание в 1948 году; он также был переоборудован, хотя и оставался в старом помещении. В ноябре 1952 года провел пробную передачу Киевский телецентр. В том же году началось строительство телевизионных центров в Минске и Свердловске; в 1953-м — проектирование и строительство телевизионных центров в Риге, Таллине, Баку, Харькове, Горьком, Куйбышеве, Ташкенте, Вильнюсе.

15 сентября 1955 года Совет Министров СССР принял постановление о строительстве в 1956 — 1958 годах 27 программных телевизионных центров и 15 ретрансляционных станций.

В течение одного только 1955 года началась эксплуатация новых телецентров в Риге и Харькове (31 марта), Омске (4 мая),Томске (5 июня), Таллине (29 июня), Минске (2 июля), Свердловске (26 июля), Владивостоке (9 декабря) и Баку (28 декабря). В 1957 году в стране работало 20 программных телецентров.

Первый ретранслятор, получавший телевизионный сигнал из Москвы по кабелю, начал действовать в Калинине в 1951 году, а в 1952-м была построена первая радиорелейная линия телетрансляции Москва — Голицино.

В феврале 1956 года Центральная студия телевидения перешла на двухпрограммное вещание.

В послевоенные годы высокими темпами нарастало производство телевизоров в СССР. На выпуск первого миллиона телевизоров промышленности потребовалось почти восемь лет, на выпуск второго — полтора года; затем один миллион телевизоров (включая цветные) выпускался примерно за полтора месяца.

В 1953 — 1955 годах в Москве были предприняты опыты по цветному телевизионному вещанию с последовательной передачей трех цветов. Оборудование для него было разработано советскими специалистами, однако оно оказалось технически несовершенным и в дальнейшем от него отказались. Отметим здесь, что первый в мире принципиально осуществимый проект устройства цветного телевидения принадлежит русскому инженеру Александру Аполлоновичу Полумордвинову, получившему патент (привилегию) на свое изобретение еще в начале века. Предложенная им система предусматривала раздельную передачу трех цветов, на основе которых в приемном устройстве создается цветное изображение. Как и все телевизионные системы начала века, и эта предполагала оптико-механическую развертку изображения посредством вращающегося диска.

Еще один вариант системы цветного телевидения — с поочередной подачей трех цветов — предложил другой русский инженер Ованес Абгарович Адамян, получивший в 1908 — 1910 годах патенты на свою идею не только в России, но и за границей. Он сумел осуществить свою идею, продемонстрировав в 1925 году первое в мире цветное телеизображение. В передатчике и приемнике Адамяна анализ и синтез изображения осуществлялся с помощью вращающегося диска, подобного диску Нипкова, но имевшего не одну, а три спирали из отверстий, прикрытых каждая красным, синим или зеленым фильтром. Зритель видит последовательно три цвета, причем глаз «помнит» первый цвет, когда воспринимаются второй и третий. Система, разработанная Адамяном, практически не применялась. (В 1928 году в принципе аналогичный проект был осуществлен в Англии Л. Бардом.)

Советский инженер Юрий Сергеевич Волков получил авторское свидетельство от 2 февраля 1929 года на «устройство для электрической телескопии в натуральных цветах», обогнав изобретателей Запада почти на четверть века. Позже на основе изобретения Волкова была создана одна из первых систем цветного телевидения в США.

Для развития советского телевидения очень большое значение имело создание сети телевизионной трансляции, позволяющей покрыть вещанием огромную территорию страны. Выше уже говорилось о существенном недостатке электронного телевидения — неспособности ультракоротких волн, несущих телевизионный сигнал, огибать выпуклость земного шара, что ограничивает зону приема. П.В. Шмаков еще в 1937 году предложил способ преодоления этой ограниченности — ретранслятор, установленный на самолете. Самолет, по мысли ученого, ходит по кругу над основным передатчиком, принимая от него сигнал, он усиливает его и снова посылает в эфир. Это позволяет расширить зону приема в двадцать-тридцать раз. Опыты, проведенные в 1957 году, во время Всемирного фестиваля молодежи, показали, однако, что качество передачи при летающем ретрансляторе оказывается неудовлетворительным: изображение на экране телевизора «дышит», становится то тусклее, то ярче — по мере движения самолета по кругу. Пришлось искать другие пути.

Чтобы покрыть какую-то территорию телевизионным вещанием, нужно либо построить достаточное количество программных телецентров, либо связать города и села сетью трансляционных линий — кабельных или радиорелейных. Вначале, в 50-е годы, развитие советского телевидения пошло по первому пути. Новые телецентры росли как грибы после дождя; часто их строили на средства из местных бюджетов, без достаточно подготовленных кадров, на низком техническом уровне. По прошествии некоторого времени выяснялось, что телецентру нечего показывать, кроме кинофильмов и клубной самодеятельности. А между тем население успевало приобрести телевизоры и справедливо требовало интересных программ. Строительство ретрансляторов, связанных между собой в единую сеть, развернулось только в конце 50-х годов.

Наиболее радикальное решение проблемы ретрансляции телевизионных программ стало возможным благодаря искусственным спутникам Земли, действующим по схеме летающего ретранслятора. Но развитие космических систем передачи телевизионного изображения стало возможным лишь в 60-е годы.

Наш очерк был бы неполон, если бы мы не сказали хотя бы коротко о развитии средств фиксации телевизионных программ, которые сыграли важную роль в эволюции телевидения. Что касается фиксации, предваряющей передачу, то здесь первым шагом было производство телевизионных фильмов, снимаемых кинокамерой обычным для кино способом. Эту возможность телевидение начало использовать с 1951 года, когда на киностудии им. Горького был снят по заказу телевидения первый фильм-спектакль. Впоследствии практика производства на киностудиях фильмов по заказу телевидения была широко развита, стала важным видом деятельности кинематографа. Кроме того, возникло и развилось производство оригинальных телевизионных фильмов, игровых и документальных, на самих студиях телевидения.

Новые, поистине огромные возможности перед телевидением открыла видеомагнитная запись. Но это произошло уже в другой исторический период.

 
В оглавление << Назад   1  2  3  4   Далее >>  

 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001