обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






Советская культура 31.01.1967 год

Не ради упрёков

Телевидение

Всем нам памятен недавно проходивший в Киеве Первый всесоюзный фестиваль телевизионных фильмов. Это был смотр сил, проверка оружия. Значение и польза его велики и несомненны. Но в интересах нашего общего дела я хотел бы высказать несколько критических замечаний по поводу фестиваля. Ведь за первым последуют и второй, и третий — эти смотры будут ежегодными. Статут фестиваля определял оргкомитет. Он же, естественно, взял на себя и отбор фильмов для соискания премий, и определение самих премий, состава жюри, программы фестиваля. Словом, хлопот и забот было чрезвычайно много. В суматохе и горячке подготовительной работы воз¬можны были всякие оплошности и ошибки. Но можно ли назвать только ошибкой, что некоторые фильмы, завоевавшие на зональных смотрах первые места и потому имеющие преимущественные основания быть представленными в Киеве, на фестиваль не попали? В их числе, как ни странно, оказалась и картина Игоря Беляева «Путешествие в будни», признанная лучшей на смотре в Ленинграде.

Пожалуй, ни один наш телефильм не вызвал столь много рецензий, споров, так часто (как и предыдущий его фильм «Сахалинский характер») не упоминался в различных дискуссиях о природе телефильма. Есть в этой работе и недостатки, на которые, в частности, я указывал в своей статье в «Советской куль¬туре», но это издержки поисков на пути раскрытия духовного мира наших современников, их участия в созидательном труде. Беляев отправился к нефтяникам, осваивающим недавно открытые месторождения в Тюменской об¬расти и открывая для телезрителей этих людей, для себя открывал и пути телефильма. Объектом оживленных споров стал и фильм Ю. Белянкина «Выставка». Картина эта сложна, но автор стремился, новаторски используя возможности телевиде¬ния как синтетического искусст¬ва, раскрыть мир самобытного и могучего художника Сергея Коненкова. И этот фильм, как и работа Н. Беляева, завоевал признание на зональном смотре. Однако на Всесоюзном фестивале он был показан лишь вне конкурса.

Одно влечет за собой другое: не были показаны работы ищущих и дерзающих художников, и вот, как следствие, не состоялись на фестивале и творческие дискуссии, увяли после нескольких выступлений.

Разумеется, не по одной этой причине заглохли дискуссии (хотя, согласитесь, обсуждение работ острых, спорных дало бы толчок для более широкого разговора о самых разнообразных творческих проблемах телевидения). Участники фестиваля рас-считывали на то, что их труд, поиски найдут квалифицированный разбор. Ни для кого не секрет, что деятельность энтузиастов так называемых периферийных студий проходит в своеобразном вакууме, регулярное творческое общение с коллегами по ремеслу — вещь не такая уж повседневная. К тому же приходится признать, что наша критика (в этом упрек я принимаю и на себя), почти вовсе не занимается анализом произведений местных телестудий.

Очевидно, и организаторы, и участники смотра возлагали надежды на объявленную трех¬дневную дискуссию «Что такое телефильм?». Но... она не продлилась и двух дней. Думается, большую роль сыграло то, что дискуссия была объявлена до решения жюри. И, следователь¬но, члены жюри не могли вы¬ступать с оценками, а участники не хотели повлиять на судьбу работ своих товарищей. А когда решение жюри было обнародовано, состоялись заключительные торжества, и командировки участников оказались исчерпанными... Даже премированные телефильмы не были подвергнуты анализу; не были названы и проанализированы неудачи.

И ещё об одной, далеко немаловажной проблеме. Как отбирать фильмы для фестиваля? Какими принципами руководствоваться? Вполне закономерно желание, чтобы студия выступила с фильмом, рассказывающим о сегод¬няшних днях края, области, республики, коренных хозяйствен-ных, социальных преобразова¬ниях, неудержимом наступлении нового. Но достаточно ли здесь видимых примет актуальности? Ташкентская студия представила документальный фильм «Покоренная пустыня» — о строителях Бухарского канала. Экскаваторы, русло канала, мелькающие портреты людей, дик¬тор, сообщающий о важности стройки, — все это разросшийся сюжет «Эстафеты новостей», не¬сущий лишь информацию. Ко¬нечно, и информация об этой стройке интересна нам. Но куда интереснее было бы узнать людей, преобразующих пустыню, понять, почувствовать, как сложные обстоятельства, в которых они трудятся, формируют характер, личность человека.

Ведь в Узбекистане самое интересное — новые люди. Кстати, на студии снят интереснейший телефильм о семье узбекских медиков, где тонко и выразительно раскрыты особенности их пу¬ти к науке, мысли о профессии, о своем участии в жизни всей страны. Есть и телефильм об участии студентов в восстановлении Ташкента, о девушках-комбайнерах. Но показали почему-то экскаваторы... Мне довелось посмотреть, у ташкентцев и любопытные художественные телефильмы. Я видел превосходные комические фильмы, составленные из актуальных бытовых сценок, инсценированных пословиц, своеобразные сатирические моралите. К сожалению, на фестиваль они не попали. Ташкент показал получасовой концерт «Поет Тамара Ханум». Мы все любим искусство этой неувядаемой артистки. Но ведь нельзя назвать телефильмом ее концерт, снятый на монитор. Премий ташкентские те-левизионщики не завоевали...

Я отчётливо понимаю, что у нас существует некоторая путаница в определении телевизионных жанров. Но все же есть и вполне очевидные, несомненные разграничения, скажем, документальных и художественных телефильмов.

Удивление вызывает то, что по разделу художественных телефильмов были представлены снятые документально «Огоньки», концерты, репетиции, интервью и т. д. Два украинских фильма «Симфония» — о дирижере Турчаке и «Сегодня —каждый день» о балеринах попали в разные разделы. Первый — в документальные ленты (и это понятно), второй — в художественные, хотя никакой по¬пытки раскрыть волшебство искусства в картине нет.

Несомненно, перед организаторами фестиваля стояли титанические трудности. Трудно было всё предусмотреть, почти невозможно было избежать ошибок. Но – опять-таки ошибка ошибке рознь.

Досадно, что документалисты не имели премии за операторскую работу и за сценарий, что музыкальным фильмам разных жанров была предназначена одна премия «за музыкальную про¬грамму» (и вот опера С. Прокофьева «Игрок» должна была соревноваться с... эстрадными обозрениями!).

Жаль, что был установлен общий «Гран при» для художественных и документальных фильмов. Члены жюри, определяя лучшую картину, с большим трудом пришли к согласию. Пожалуй, не очень удачно и то, что конкурсные фильмы показывались по телевидению с 10 утра до 4 дня (кто же в эти часы сидит у экрана!), а внеконкурсные — вечером. Не лучше бы наоборот? Не потому ли так мало было писем зрителей, с оценками конкурсных телефильмов?

Словом, хорошо, что начало положено. Но как много еще нужно сделать, чтобы ежегодные фестивали телевизионных фильмов действительно способствовали развитию одной из важнейших ветвей современного телевидения.

Просмотр работ, беседы с участниками фестиваля убедили меня в том, что успеха, открытия можно ждать от любой студии — везде трудятся, ищут энтузиасты. Но как важно поддержать истинно передовое, художественное, отделить зерна от плевел, чтобы творческие работники каждой из телестудий поверили: все подлинно хорошее, талантливое будет замечено и поддержано.

Вот почему сегодня я и ограничился размышлениями об организации фестиваля. А о творческих его итогах уже писали и наверняка будут писать еще.

Н. КЛАДО.



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001