обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






История «Клуба кинопутешествий» глазами одного из его создателей

Аннотация серии статей

Всемирная Энциклопедия Путешествий представляет цикл статей Станислава Покровского — спецкорреспондента «Клуба Путешественников» в 1977–1992 гг.

Первым делом, войдя в свой дом или поднявшись с постели, наш соотечественник включает телевизор. И совсем не потому, что очень хочет узнать о последних событиях. Просто привычка такая, как зубы почистить. Телевещание у нас началось еще в довоенные годы на Шаболовке с телевышки, прозванной по имени её создателя Шуховской. В 1950–1960 годы вещание стало регулярным. Телеприёмников (или телевизоров) было крайне мало — один-два на дом. Соседи счастливых обладателей технического чуда в 19.00, когда начиналось вещание, со своими стульями шли «смотреть телевизор». Смотрели всё: новости и рассказы об успехах отечественной промышленности; сельскохозяйственные киножурналы, художественные и документальные фильмы и, конечно, праздничные «Голубые огоньки». Ведущий «Эстафеты новостей» (предтечи программы «Время») Юрий Фокин, позже — дикторы Нина Кондратова, Нина Леонтьева, и, конечно, Игорь Кириллов были самыми известными, самыми любимыми людьми страны.

И вот, в середине марта 1960-го года в их компанию вошёл писатель и кинорежиссёр Владимир Шнейдеров. Он придумал и подарил всем нам телепередачу «Клуб кинопутешествий». Наконец, можно было увидеть страны и народы, о которых мы все слышали на уроках географии и иногда в Новостях, когда нам сообщали о том, как в далеких иностранных державах рабочие борятся за свои права. И вот прямо у себя дома можно было хоть чуточку увидеть, как это зарубежье живёт и дышит. Передача стала телевизионным долгожителем: 43 года в эфире! Сегодня появились другие передачи о странствиях и приключениях. Интересные передачи, коммерческие, популярно рассказывающие про звезды отелей. Сегодня мало кому интересны звёзды тропического небосклона, — песню нашей молодости «Южный Крест полез на небо, спустились с гор в долину облака… Осторожней, друг, ты еще не разу не был в таинственной стране Мадагаскар…» заменили современные хиты о сексе, блатной жизни, речитативы рэпа…

Жизнь меняется, и мы, конечно же, не ретрограды. Как говорил когда-то Мао Цзе-дун: «Пусть цветут сто цветов, пусть существуют сто школ…» Но мне хотелось бы рассказать об одной великой школе прошлого — о «Клубе кинопутешественников».

Первые шаги телепередачи «Клуб кинопутешествий» привлекли к экранам миллионы зрителей не только потому, что в выпусках передачи можно было увидеть дальние страны, о которых слышали по радио или от редких соотечественников, посещавших вожделенную «заграницу». Просто в студии собирались люди, увидеть и услышать рассказы которых(не обязательно о дальних странах) хотел каждый любознательный человек… В середине марта 1960 года кинорежиссёр, писатель и путешественник Владимир Адольфович Шнейдеров открыл нам замочную скважину в мир.

Из киноальманахов, снятых на студии Центрнаучфильм он создал на телевидении передачу «Клуб кинопутешествий». Киноальманахи состояли из четырёх очерков по четыре минуты. Но и этого было много — целых четыре минуты про Париж или Лондон, о которых так много слышали. Увидеть Камчатку или Алтай — такое тоже не каждый день случается!

А уж про то, чтобы побывать на дальних наших островах — и думать нечего. А здесь вам пожалте — домой к чайному столу — самые знаменитые маршруты. И не только города, страны, континенты, народы их традиции и обычаи привлекали зрителей к экранам. В передачах участвовали люди известные всей стране: журналисты, писатели, учёные, полярники. Чего стоили хотя бы появления в «Клубе» великого Ивана Дмитриевича Папанина! Обстоятельный рассказ о полярных исследованиях на первой дрейфующей станции, встречи с белыми медведями, фронтовые приключения, и совершенно художественный матерок в перерывах между съёмками.

Однажды Иван Дмитриевич увлёкся своими байками не на шутку. Ведущий программы Юрий Сенкевич (о его появлении в Клубе я расскажу позже — С.П.) попытался остановить разговорившегося Папанина.

— Иван Дмитриевич, передача у нас идёт в эфире всего час…

— Юр, сынок, я Серёжке позвоню, он три часа дасть…

(Серёжка — Председатель Гостелерадио СССР, член ЦК КПСС, личный друг Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР, Верховного Главнокомандующего СССР Леонида Ильича Брежнева — прим. С.П.).

- Однажды ночью как долбанёть, — продолжал Иван Дмитриевич, — мы из палатки выскочили, а льдину нашу к такой-то матери на куски разорвало. И три медведя пришли. Небось, ёлки-палки, думали чем-то полакомиться. Ширшов (впоследствии академик РАН, в настоящее время существует институт РАН им. Ширшова — прим. С.П.), который знал меня как снайпериста-динамовца кричить: Митрич! Стреляй! …

В перерыве между съемками все пошли покурить. Папанин не курил и, увидев нашего редактора, девушку-красавицу с сигаретой, заявил: Девчонк! Штош ты куришь-то! От тебя ж дохлой собакой пахнеть!

При всей внешней простоте Иван Дмитриевич — дважды Герой Советского Союза, вице-адмирал СССР, долгое время командовавший Главсевморпутём — регулярно, на общественных началах, делал уйму полезных вещей: хлопотал за своих избирателей и сотрудников, добывал им квартиры.

Заботился о приличном снабжении полярных станций. Постоянного встречался с юнкорами студии «Орлёнок»… А было у него всего-то четыре класса образования. При этом Папанин — доктор географических наук. К 90-летию Ивана Дмитриевича в газете «Правда» (главном рупоре советской печати) появилась большая статья о Папанине, — естественно, с упоминанием четырёх классов. «Остальному его научила жизнь!» — констатировал обозреватель-правдист. В киностранствиях по США и Великобритании Мэлор Стуруа, корреспондент «Известий», был незаменим.

Зная симпатии наших людей к Джеку Лондону, Мэлор нет-нет да вворачивал что-нибудь о героях его произведений — Смоке Белью, Волке Ларсене, Мартине Идене. Свой хитрый ход был именно в этих вворачиваниях. Зрители, слыша знакомые имена, одобрительно кивали головами: мол, знаем этих ребят! Давай, Мэлор, дальше. И Мэлор давал. «А вы видели, как одобрительно зрители кивали головами?» спросит недоверчивый читатель.

Конечно, видели. Тысячи писем, которые мы получали после каждой передачи говорили об этих одобрениях. Рассказы участников Клуба, будь то повествование о поездке по Туманному Альбиону или о плавании на судне науки«Витязь» по маршруту Миклухо-Маклая неизменно приводили аудиторию в восторг (письмами в громадных, из плотной бумаги мешках в пол-человеческого роста редакция была буквально завалена). И не потому, что видеть этого раньше не приходилось. Интересные люди, высокие профессионалы, блестящие интеллекетуалы привлекали, на них хотелось равняться, учиться у них, набираться ума-разума…

Кстати, о путешествии «Витязя». Его экипаж и учёные, которые работали на борту судна, стали первыми русскими, которые оказались в Новой Гвинее после Маклая. И увидели они те же самые хижины, крытые пальмовыми листьями, тех же полуголых мужчин и женщин. Так же, как два столетия назад, в лужах вместе с поросятами возились дети. И «витязяне» были поражены, увидев в этой деревне представление «Встреча Миклухо-Маклая с папуасами». В представлении участвовали все взрослые жители деревни. И этот перформанс разыгрывается каждый год, как Праздник новолуния или торжества по случаю Рождения ребёнка. «Неужели помнят? Они же папуасы, туземцы. Не умеют ни читать, ни писать!» Не смотря ни на что, да. Помнят…

Да разве перечислишь всё, что давал «Клуб» своим зрителям! Ну и Владимиру Адольфовичу было что рассказать. У него за спиной были экспедиции на Памир и в Йемен в 1920-е годы, путешествие на «Сибирякове» по Северному Морскому пути, участие в дальних авиационных перелётах и странствия по Уссурийской тайге в поисках женьшеневых плантаций, о которых рассказывал Арсеньеву Дерсу Узала. В 1929 году после советско-германской экспедиции по неисследованному Памиру, что в те времена можно было приравнять к сегодняшнему (только планирующемуся!) путешествию на Марс, Владимир Адольфович напишет:

«Неигровая фильма прочно заняла своё место на передовых позициях мировой кинематографии. Значительным сектором в ней является фильма экспедиционная… Мы отправляем киноотряды и в Китай, и в Афганистан, и в дебри Уссурийского края и на высоты неисследованных областей Памира, и на крайний север, и в тропики»…

Пройти весь мир с кинокамерой и расширить открытую им замочную скважину хотя бы до размеров окна — об этом мечтал кинорежиссёр и путешественник Владимир Шнейдеров. Мой отец, участник памирской экспедиции, много рассказывал о приключениях в горном крае. В этих рассказах были и восторги горами и животным миром Памира. Были стычки с басмачами и переговоры с «Эмиром Динамитом» — легендарным английским разведчиком полковником Лоуренсом. И, конечно, не обходилось без «баек» о Владимире Адольфовиче Шнейдерове.

Поэтому, когда я первый раз встретился с ним в редакции Останкино, сердце моё замерло и я, не веря своему счастью, помчался выполнять его просьбу: переводить фрагмент из американского фильма, включённого в очередной выпуск передачи. Как сейчас помню, это эпическое полотно называлось «Discover America by air» («Открой Америку с воздуха»). А значительно позже в передаче «Клуба», посвящённой памирской экспедиции, принимали участие ветераны-памирцы: Иван Георгиевич Дорофеев — топограф экспедиции и мой отец — Покровский Леонид Иванович — альпинист дорофеевского высотного отряда.

Под влиянием передачи развивались различные туристские приключения. Компании крепких жизнерадостных молодых людей начали странствия по горам, рекам, по тайге и пустыням. К рюкзакам они всё чаще не забывали захватить кинокамеру. Всё чаще в «Клуб» стали приходить туристы со своими материалами. Эти материалы были сняты непрофессионально. Но на плёнке были нехоженые уголки нашей страны, были приключения, глядя на которые дух захватывало и, конечно, в «заседаниях Клуба» эти любители странствий и приключений принимали участие вместе со своими киноочерками. И «Клуб кинопутешествий» стал «Клубом кинопутешественников».

Сегодняшние отчаянные сорвиголовы, появившись на экране, первым делом предупреждают: ”Не делайте то же, что и мы. Не рискуйте! Это опасно! Достаточно того, что это делаем мы!» Вот как: им рисковать можно, а вы сидите дома. Ребята из «Клуба путешественников» наоборот — звали зрителей в опасные странствия при этом, призывая неукоснительно соблюдать правила безопасности и учиться у мастеров технике преодоления препятствий. И, надо сказать, число сообразительных, отважных, решительных людей в стране заметно увеличивалось. И всё бы было хорошо, если бы на«Клуб» не обрушилось печальное событие: в 1973 году ушёл из жизни Владимир Адольфович Шнейдеров.

2. Начнём всё с начала

"Король умер. Да здравствует Король!" словами героя могли бы сказать и создатели "Клуба кинопутешествий" в 1973 году: в передачу пришёл новый Ведущий. Юрий Александрович Сенкевич и самая любимая Передача нашего телевидения были неразлучны 30 лет, что отмечено в книге "Рекордов Гиннеса".

В январе 1973, после смерти основателя Клуба, Владимира Шнейдерова, программа осиротела. Что делать, как быть с передачей? Закрыть? Убрать из эфира? Нельзя! От 150 миллионов зрителей в редакцию шли мешки с письмами со всех концов страны. Соболезнования, советы, просьбы сохранить Клуб. Кандидатур на Ведущего было много. Но! Кандидат должен был уметь вести себя перед камерой, общаться с людьми, должен быть путешественником, знать, как живут страны и народы. Ну, и, должно было быть желание работать над передачей и выделять для этого уйму времени.

А это не всякий может себе позволить. И потом, и это немаловажно, кандидат на Ведущего, должен устраивать Руководство и не только редакции и Гостелерадио. Передача выполняла важную социально-политическую, воспитательную функцию, фокусная группа (как сказали бы сейчас) — практически вся страна. В ЦК КПСС программу считали важным инструментом телеэфира.

В ЦК КПСС программу считали важным инструментом телеэфира. И тут в редакцию пришёл диктор Владимир Ухин. Всеобщий любимец и кумир самой юной телеаудитории. «Дядя Володя» - так называли его зрители передачи «Спокойной ночи малыши» и других детских программ, где блистал своими незаурядными талантами друг Хрюши и Степаши. "Дядя Володя" поинтересовался, как идёт поиск Ведущего. Узнав о провалах редакции в этом, казалось бы, простом деле, предложил посмотреть своего приятеля. Приятель зимовал в Антарктиде на самой станции«Восток» (условия зимовки на "Востоке" - самые суровые в Антарктиде, -температура там падает до минус 85С!). Со знаменитым норвежцем Туром Хейердалом на папирусной лодке «Ра» пересёк Атлантический океан. Работает в космической отрасли, говорит на иностранных языках, остроумен и вполне может пригодиться «Клубу». Приятеля «дяди Володи» пригласили к Главному редактору. Все, кто был причастен к производству передачи, собрались в кабинете.

И вот открывается дверь и появляется полярник и мореплаватель, без пяти минут космонавт. Зовут — Юрий Александрович Сенкевич. Хороший рост, крепкое сложение, обаятельная внешность. Прекрасный голос. Слушая его, все переглядывались: мол, наш парень!

Правда, смущали лысина и немодный пиджак. Но истории о своих странствиях он рассказывал увлечённо, пересыпая остроумными анекдотами. Недостатки, которые кольнули с первого взгляда, ушли, как сон, как утренний туман. И с этого дня 30 лет Юрий Сенкевич и «Клуб путешественников» стали неразлучны. Мало того. С Сенкевича началась другая жизнь «Клуба». Однажды, обсуждая планы выпусков передачи на будущую декаду, подумали — а не вывести ли Ведущего из студии? И вывели: режиссёр, редактор, кинооператор и Юрий Александрович отправились в Чаткальский заповедник с геологами Узбекистана. Верхом, по узким тропинкам вдоль скальных стен над бешеным кипящим Чаткалом, первая экспедиция «Клуба» пробиралась в самый живописный район заповедника. Первый живой материал получился на славу хорош. В редакции поняли, что собственные материалы украшают передачу, да и зрители отзывались с восторгом о нововведении в любимом всеми«Клубе кинопутешественников».

Свежим ветром пахнуло с экрана. И от клубности не отошли: вечером под звёздным небом у потрескивающего костра путешественники рассказывали о поисках и находках, о странствиях и приключениях. Не оторваться от бездушного ящика, известного, как телевизор. Произошло это осенью 1977 года. Поток писем увеличился чуть ли ни вдвое. Чего только ни предлагали, куда только ни звали. Но Юрий Александрович на телевидении был гостем. Работал он совсем в другом месте.

Полковник медицинской службы выполнял сложную, ответственную работу в институте медико-биологических проблем. На помощь пришёл Председатель Гостелерадио Сергей Георгиевич Лапин. Он связался с Директором института, генерал-лейтенантом медслужбы академиком Газенко. Высокие договаривающиеся стороны пришли к соглашению: Сенкевичу предоставят два свободных дня в неделю для работы в «Клубе». Как-никак, сто пятьдесят миллионов зрителей ждали Ведущего и истории его гостей. И, надо сказать, ожидания были оправданы. С каждой передачей всё интересней были рассказы о приключениях, экспедициях. Туристы-водники привозили из своих путешествий фильмы о прохождении, казалось бы, непроходимых порогов. Я помню сплав по Чулышману — суперсложной реке на Алтае. У первых зрителей-коллег из редакции сердце замирало от ужаса, когда в ревущие пороги входили плоты, исчезали в кипящих потоках и, к удивлению многих, вырывались из клокочущей гривы потока и снова пропадали в лапах водных чудовищ.

Когда это кино вышло в эфир, зрители начали звонить в редакцию ещё до окончания программы. Восторги и критика — нельзя мол так пугать аудиторию! — смешались в потоке мнений. Пройдёт пару лет, и на бешеную реку снова отправится команда «Клуба» вместе с американскими «атлетами белой воды». Но сначала надо было преодолеть пороги советской бюрократии: как! Американцев пустить на Алтай?! Да они же шпионы. Вы соображаете, что предлагаете?! Усилия олимпийского рекордсмена при установлении нового рекорда приложил Сенкевич, чтобы убедить бдительных чиновников из компетентного ведомства в безопасности акции.

Во-первых, в Барнауле (городе, куда уже были проложены дороги Интуриста) янки будут максимум один день. Во-вторых, река несётся в глубоком каньоне и, кроме скальных стен, они две недели будут видеть только кипящие пороги. Третье, очень важное условие сплава: наши водники и киногруппа «Клуба» пойдут вместе с американцами и, конечно, шпионить гостям не позволят. И ещё один очень важный момент: чиновники получили взятку: каждому досталась фотография Сенкевича в полковничьем мундире. На груди и на шее высшие награды десятка стран и, разумеется, поперёк фото автограф, подписанный на глазах у счастливых владельцев уникального сувенира! Вопрос о поездке представителей страны Главного противника вглубь СССР был решён. Нет нужды рассказывать обо всех приключениях, происходивших на реке — это тема отдельного рассказа. Скажу лишь, чтонашпионить американцам всё-таки удалось: копии плотов наших водников в Штатах начали выпускать месяц спустя после совместного путешествия.

3. Гости советского «Клуба» — диверсанты и длинноногие модели

В своих письмах зрители часто называли участников передачи своими гостями. И, действительно, приходилось слышать: «Вчера у нас был….» и следовало имя какой-нибудь знаменитости, принимавшей участие в телебеседе. Да и приключения в горах, на море или в бешеных реках часто принимались на свой счёт. Ведь мы же сопереживаем опасности, которые вы преодолеваете, - как бы говорили телезрители…

Новые приключения на Чулышмане снова вызвали шторм оваций в зрительской аудитории. И снова «Клуб» засыпали предложения от участников туристских экспедиций, готовых отправиться в опаснейшие путешествия вместе с группой «Клуба кинопутешественников». И ребята ездили в самые сумасшедшие странствия, откуда раньше вернуться удавалось не всем. «Безбашенные» приключения, как сказали бы сейчас. Но одно дело напрячь аудиторию «горячим» видеоматериалом, совсем другое — этот материал представить. И здесь равных Сенкевичу не было: он это делал так, что все буквально прилипали к экранам. Больше того: участники этих приключений, присутствовавшие в студии, под влиянием его монологов начинали говорить так, что потом сами удивлялись своему красноречию. А зрители от Владивостока до Чукотки и до Калининграда, затаив дыхание, следили за разговором и ходом странствий, о которых шла речь. Время шло.

Замочная скважина в мир, открытая В.А.Шнейдеровым, расширялась. В «Клубе» появлялось больше материалов о дальних зарубежных пределах: корреспонденты Гостелерадио, работавшие в разных странах, присылали свои работы в «Клуб». Это была отдушина, где можно было с симпатией говорить о стране пребывания. Ведь в новостийных программах и выпусках передач международной редакции корреспонденты обязаны были подходить к освещению зарубежья с позиций классовой борьбы. А в «Клубе» можно было повосторгаться достопримечательностями страны, традициями и обычаями людей, с которыми каждый день корреспонденты встречались на улицах, поговорить о памятниках литературы и искусства. Говоря о Сенкевиче, скажу, что он обладал фантастической, феноменальной памятью. Ему было достаточно один раз пробежать глазами несколько страниц текста, чтобы затем без запинки пересказать прочитанный монолог во время записи передачи. Ведь телесуфлеров, без которых сегодняшние теледивы и так называемые телеведущие смогли бы выполнять единственно доступную их интеллекту работу — дворниками, — в те времена не было…

Однажды вдруг заговорили о симпатиях Сенкевича к идеям Мао Цзе-дуна. Смешно? Но тогда всем было не до шуток… Дело в том, что в то время, когда противоречия между компартиями СССР и Китая были, казалось, неразрешимы, в «Клубе кинопутешественников» появились материалы о китайских древностях, о китайской кухне и о боевых единоборствах монастыря Шаолинь. Это был шок. Наша аудитория, привыкшая к материалам из КНР достаточно одноплановым — с разоблачениями «маоистских выходок», вдруг увидела страну с древнейшими культурными традициями. Просьбы продолжить рассказы о Китае шквалом обрушились на редакцию. Пришлось связаться с посольством КНР в Москве. Помог и корреспондент Гостелерадио в Пекине Владимир Куликов. Его очерки о китайских древностях, о родине Конфуция, о китайских мореплавателях и рождении Великого шёлкового пути создали Ведущему «Клуба» имидж продвинутого синолога.

В студийных разговорах собеседником корреспондентов Гостелерадио был путешественник, известный всему миру, друг Великих Кусто и Хейердала. Великие путешественники прошлого столетия считали своим долгом время от времени быть гостями Ю.Сенкевича и его 150-миллионной аудитории. Жак-Ив Кусто привозил новые фильмы о своих последних открытиях в океанских глубинах. С Кусто была смешная история, связанная с его первым появлением в «Клубе кинопутешествий». Передача записывалась в так называемой «правительственной студии», и нашим гостям необходим был специальный пропуск на вход. Приношу заявку на пропуск в отдел режима. Руководитель службы режима Гостелерадио,бумагу пробежал и широким, размашистым почерком наложил резолюцию: «запретить!»

— Как запретить? Он же гость нашей передачи…

— Вы с ума сошли! Шпиона пускать в правительственную студию!

Конечно руководитель службы режима был в чём-то прав: в годы войны Кусто был профессиональным диверсантом и акваланг придумал не для разглядывания морских звёзд. Однако время прошло, и Великий исследователь океанской бездны переквалифицировал свои диверсантские умения в абсолютно мирные занятия. Пришлось Сенкевича запускать к Председателю Гостелерадио.

Знаменитый ныряльщик, рекордсмен мира по погружению в океанскую бездну на одном вдохе Жак Майоль (он опускался без акваланга на глубину 110 метров) рассказывал в «Клубе» о своей дружбе с дельфинами. Его и самого называли «Дельфин Майоль». На запись Майоль пришёл не один. С ним была красавица Анжела Бандини.

— Пусть она сидит между нами. Красивая женщина — всегда украшение экрана. Говорить она не будет. Она всё равно ничего умного не скажет, а зрителям будет приятно смотреть на экран. Да к тому же она моя лучшая ученица. Общается с дельфинами, как с близкими родственниками.

Я посмотрел — действительно, зрителям будет приятно видеть такую красотку. Так и прошла передача в разговорах Сенкевича и Майоля (за кадром шёл мой перевод), а Анжела с умным видом кивала головой, иногда говоря «да» или «нет» на своём родном итальянском языке.

Летом 2008 в Москве побывали ближайшие соратники Кусто — кинооператор Андре Лабан, снявший практически всю подводную «Эпопею Кусто» и организатор фестивалей фильмов, снятых подводниками — Даниель Мерсье. Вспоминали встречи в «Клубе», о которых Кусто часто рассказывал коллегам и друзьям. Пожалели, что передача закрыта, говорили о том, что не мешало бы возродить встречи знаменитых путешественников со зрителями.

Знаменитейший французский вулканолог Гарун Тазиев в нескольких заседаниях «Клуба» представил серию своих фильмов «Встречи с дьяволом» — о работах на извергающихся вулканах. (Кстати, скажу, что ещё со времён В.А.Шнейдерова выпуски нашей передачи называли«заседания», как и положено встречам членов клуба). «Я горжусь, что могу называть себя членом «Клуба кинопутешественников» — напишет потом знаменитый исследователь огненных недр планеты.

4. В небесах, на земле и на море...

"А знаете ли вы Джералда Даррелла?" — спрашивает дама, приятная во всех отношениях, своего собеседника. "Да, я вчера принимал участие в заседании «Клуба кинопутешествий»! - отвечает тот. Ещё со времён Владимира Шнейдерова передача называлась «заседание «Клуба» и 150 миллионов зрителей участвовали в этих заседаниях. Всего их (заседаний) было 2236! Все выдающиеся путешественники — туристы, исследователи-географы, археологи, мореходы, полярники, журналисты и писатели были участниками этих заседаний.

Известнейшие заступники животных Джералд Даррелл и Бернгард Гржимек не раз появлялись в гостинной «Клуба путешественников». Ирландец Тимоти Северин стал участником этих заседаний после плавания через север Атлантического океана на кожаной лодке«Брендан», повторив поход монаха, именем которого Тимоти назвал свою лодку-копию. На несколько столетий раньше Эрика Рыжего Брендан побывал на континенте, названном позже Америкой. Тимоти Северин реконструировал древние мифы и легенды. Он совершил плавание по пути Синдбада-морехода, путешествовал дорогами крестоносцев, на китайской джонке повторил несколько плаваний мореходов Поднебесной. На копии эллинской галеры «Арго» Тимоти и его спутники — «новые аргонавты» — отправились, как и герои Эллады в Колхиду, за золотым руном. В этом приключении принимали участие и Сенкевич со съёмочной группой«Клуба кинопутешественников». «Арго» мы встречали в Чёрном море на барке «Товарищ».

Большой парусный корабль украсил встречу с аргонавтами. Вместе с командой Северина мы работали и в археологической столице Грузии — Вани, с золотоискателями в Сванетии и в золотом хранилище Государственного музея Тбилиси. По легенде, именно до Вани дошли Ясон и его спутники, похитившие золотое руно у могущественного волшебника Эета. В городке Вани произошла забавная история. Мы шли между раскопами археологов к домику, где располагался кабинет "короля грузинской археологии" — Отара Лордкипанидзе. Сенкевич и Северин рассуждали — что же должно было означать у подданных царя Эета «золотое руно»; не баранью же шкуру (хотя и золотую), которую охранял дракон. Что-то другое скрывалось под видом этой шкуры барана.

Входим в кабинет "короля". Лордкипанидзе приветствует нас и живописно, по-кавказски жестикулируя, произносит монолог, поразивший коллег из Би-Би-Си, нашего оператора, Ведущего, и, конечно, Тимоти Северина, для которого этот монолог и произносился. Лордкипанидзе сказал: «Только что, Тимоти, мои ребята подняли из раскопа вот этот топор, — находка пошла по рукам, — Именно такими топорами воины Эета сражались с чужестранцами». Восторгу не было границ. Топор переходил из рук в руки. Операторы старались отснять уникальную находку со всех сторон и в разной крупности. Ещё бы! Не каждый день держишь в руках вещь, которой более двух тысяч лет и, не исключено, — сам царь Эет держал в руках этот боевой топор. Правда, никто не заметил, как один из сотрудников Лордкипанидзе жестом фокусника снял с "только что найденного" топора Эета инвентарный номер.

Грузинское гостеприимство выразилось не только в богато накрытом столе. Якобы только что найденный топор и монолог«короля грузинских археологов» стали виртуальным подарком съёмочным группам и обоим знаменитым путешественникам. Не забудем и столетие знаменитого журнала «National Geographic». Главный редактор журнала Уилбур Гаррет рассказывал о самых знаменитых авторах издания, большинство из которых были участниками и передач «Клуба». Тогда же Гаррет пообещал, что в ближайшее время журнал будет выходить на русском языке в России.

Сегодня мы с удовольствием читаем этот знаменитый«справочник путешественников». На пресс-конференции коллеги восторгались тем, что журнал «National Geographic» издаётся аж 100 лет! Пришлось напомнить не очень сведущим в истории коллегам, что журнал «Вокруг света» издаётся уже 140 лет. К чести коллег надо сказать, что замечание было принято с аплодисментами…

Путешествия — область жизни увлекательная. Книги и фильмы о путешествиях, если к ним однажды прикоснуться, ни за что не отпустят до конца жизни. Все, кто сотрудничал с «Клубом», оставались верны этой передаче. Один из лидеров отечественной спелеологии — Александр Ефремов обогатил выпуски передачи путешествиями по самым сложным и глубоким подземельям. Сегодня Александр, доктор физмат наук, проректор РУДН, ветеран отечественной спелеологии — автор нескольких рекордов мира в путешествиях по пещерам.

На встречах туристов на берегу останкинского пруда, где собирались любители странствий и приключений в Международный день туриста, Ефремов и его соратники подвешивали на деревья лестницы и тросы с педалями и демонстрировали, как легко и безопасно можно пользоваться в пещерах этим снаряжением.

Не оставались без внимания и парусные корабли отечественного флота. Капитаны, штурманы и матросы-инструкторы стали частыми участниками заседаний «Клуба». Да и Юрий Александрович с клубными бригадами нередко принимали участие в походах «Седова», «Товарища»,«Крузенштерна», «Паллады», «Мира». Но не только большие парусники, высокие корабли, виндджеммеры (выжиматели ветра) шли по экрану«Клуба». В 1979 году в редакцию пришли мореходы-поморы из Петрозаводска — Виктор Дмитриев и Юрий Наумов. С ними вместе был и мастер карельского телевидения Сергей Никулин. Их первое путешествие на паруснике, переделанном из небольшого рыболовецкого судёнышка, проходило по историческим поморским центрам Белого моря. С этого момента члены «Клуба путешественников» стали телеучастниками многих плаваний членов клуба «Полярный Одиссей» (как назвали свой причал петрозаводские мореманы).

Потом на их верфи начали строительство копий поморских лодий.«Вера», «Надежда», «Любовь» под парусами и на вёслах пришли к берегам Святой земли. Это было первое с 1914 года паломничество наших соотечественников к святым местам. И первый телевизионный рассказ в нашей стране о странствиях дорогами Христа. А Сенкевич? Комментировал события с полным знанием и пониманием Библии, что было необходимо в рассказах о паломничестве и удивительно, так как Вечную книгу в советские времена читать не рекомендовали, да и достать ее было практически невозможно. Вскоре в Петрозаводске построили парусный корабль-копию петровского фрегата «Святой дух». За ним со стапеля сошёл «Святитель Николай». Сегодня это участник всех парусных фестивалей в Европе. Как-то мастер спорта парашютист Сергей Калабухов принёс свои плёнки с полётами на парашютах по ущельям Кавказа. Потом парашют-купол заменил парашют-крыло.

Переход к параплану проходил под наблюдением телезрителей «Клуба путешественников». Юрий Александрович сам не раз прыгал с парашютом, процессы летания и всё, что происходило в парашютном мире, он любил. Камера «Клуба» наблюдала за рекордным полётом Серёги на параплане с вершины пика Ленина. Отважный пилот надолго стал героем отечественного ТВ, а Сенкевич попал в плен парапланной мечты, так и не сбывшейся. Но в «Клубе» появилась идея — внедрить параплан в альпинизм. Происходило всё на семитысячниках Памира. Для возможных спасательных работ на больших высотах был разработан параплан-робот. Совершив несколько удачных полётов, наше совместное изобретение сгинуло в трещинах ледников пика Коммунизма. Однако, несмотря на неудачу с радиоуправляемым парапланом, один из авторов изобретения, 12-кратный чемпион СССР по альпинизму Валентин Божуков без параплана в горы теперь ни ногой: пропагандирует союз полёта и восхождения.

5. 8848

Четыре цифры, из которых последние - 848 находятся в зоне смерти. На 8848 метров над уровнем моря поднимается вершина самой большой горы планеты — это Джомолунгма, или Сагарматхма, или Эверест. Среди массы странствий подготовка к восхождению на Эверест наших альпинистов была в центре внимания и федерации альпинизма, и всех, кто создавал передачу «Клуб путешественников».

Без Сенкевича вряд ли удалось совершить путешествия на дельтолётах. Это было новинкой эфира «Клуба». Полёт над «Золотым кольцом» на крыльях сверхлёгкой авиации позволил увидеть прелесть памятников древней Руси с воздуха. Сегодня можно признаться в страшном преступлении: за Сенкевича я расписывался лучше, чем он сам. Когда нужна была плёнка для какой-нибудь суперэкспедиции, я писал заявку на склад и расписывался за Юрия. На складе видели «его» подпись и, широко улыбаясь, говорили: «Для Юрия Алексаныча ничего не жалко!» И я уносил в редакцию километры киноплёнки «Кодак-негатив», которую даже для съёмок Генсека ЦК КПСС давали ограниченно. В 1982 создатели передачи (над «Клубом» работало четыре бригады) начали альпинистскую компанию, подготавливая первое восхождение на Эверест наших восходителей. Сборы альпинистов на Кавказе и Памире, фильмы о восхождениях в Гималаях англичан, французов, немцев, полные побед и трагедий, поднимали напряжение аудитории передачи.

Потоки писем выросли втрое. Сыпались советы, предупреждения о возможных потерях, просьбы включить в число восходителей представителей «клубной» телеаудитории. Накал крепчал. И вот, наконец, первая советская экспедиция восходителей отправилась в Гималаи. Что их ждёт на самой высокой вершине планеты? Чтобы страна знала, что происходит на Эвересте, с экспедицией в Гималаи направились Юрий Сенкевич, режиссёр Валерий Лещинский и кинооператор, мастер спорта по альпинизму Марк Трахтман. Они жили в базовом лагере экспедиции, находясь в самой гуще событий. Жили на высоте пять с половиной тысяч метров (высота Эльбруса).

Апогей событий пришелся на начало мая, когда первая «двойка» Балыбердин-Мысловский вышла из базового лагеря устанавливать штурмовой лагерь, а, если будет возможно, то и штурмовать вершину.

Первые наши соотечественники поднялись на Главную вершину Гималаев 4 мая 1982 года. Это было в среду, и у нас все пели Высоцкого: «… А день, какой был день тогда? Ах да! Среда…» Но! Вечерело. Сил на спуск не оставалось. Угроза холодной ночёвки была ещё и угрозой потери альпинистов. Бершов и Туркевич, которые уже находились в штурмовом лагере, моментально вышли на помощь. Поспели к терпящим бедствие вовремя. Более того: передав товарищам термос с горячим компотом, они метнулись к вершине. Было совершено первое ночное восхождение на Эверест!

Потом на вершину поднялись ещё три двойки. Тактика восхождения, разработанная руководителями экспедиции профессорами МГТУ им. Баумана Е.И. Таммом и А.Г. Овчинниковым, была на 100% верной. Штурм вершины прошёл без потерь (что происходит в Гималаях далеко не всегда). 9 мая, в День Победы, на 8848 м вышла тройка Хомутов, Голодов, Пучков. Всего же на вершине Эвереста в ходе первого восхождения побывало одиннадцать наших соотечественников. Через три дня после возвращения восходителей в концертной студии Останкино была встреча с героями — альпинистами. Зал был полон самых, как теперь говорят, «публичных» людей. У каждого были свои вопросы.

- А зачем надо подниматься так высоко в горы?- спросил С.П. Капица.

- Сергей Петрович, если человек задаёт такой вопрос, отвечать бесполезно, — ответил один из восходителей — Сергей Ефимов. Вопросы и моментальные ответы не давали скучать зрителям. И вдруг из громкоговорителей внешней связи все услышали:

- Юр, это ты?

Юр моментально среагировал:

- Валь, а это ты?

Валь — это Валентин Лебедев. Космонавты, — Лебедев и Виталий Березовой, работавшие на борту станции Салют, подключились к разговору. Впервые с участниками передачи из космоса говорили космонавты. Правда, что-то потрескивало в эфире. Виктор Благов — представитель ЦУПа (Центра управления полетом космической станции «Салют») в студии — извинялся тогда за помехи в связи. «Ребята летели над Камчаткой, — сказал Благов, — там погодные бури создают помехи»… Взрыв аплодисментов потряс концертную студию Останкино.Cын Эдмунда Хиллари (человека, первым взошедшего на Эверест), - Джон Хиллари, - в экспедиции знаменитого Нью-Йоркского "Клуба исследователей" (Explorers club) в 2006 году поднял над Эльбрусом флаг Энциклопедии!

Сегодня на всех каналах идут кулинарные поединки, кулинарные советы, кулинарные перформансы. Впервые же в отечественном телеэфире передачи о кухонных шедеврах появились в «Клубе путешественников».Перед экспедицией ЮНЕСКО «Великий шёлковый путь» мы устроили в лесу пикник с шашлыками. Насаживая мясо на шампуры, Сенкевич заметил, что нужно снимать не только памятники истории и культуры, этнографические представления и музейные экспозиции. Кухонные секреты Средней Азии не забывайте! И мы не забыли.В кишлаках, чайханах, на стоянках чабанов нам показывали, как на костре из саксаула зажарить барана. Как в раскалённом песке приготовить ишлякли — мясной пирог, похожий на огромный пельмень (вкусный, аж жуть!), или как делают тамдыр-гушт (баран, зажаренный в особой печке — тандыре). Тогда у Руководства были замечания: в стране есть нечего, а вы смакуете еду, которую не всякий может подать на стол. Пришлось долго сражаться за «вкусные» кадры. Есть же в стране места, где могут целиком зажарить барана. Что ж тут такого не поддающегося показу в эфире?! Отстояли кулинарные прелести Средней Азии и, судя по письмам из разных концов Союза, зрителей это не испугало, не озлобило, не покоробило.Кулинарные эпизоды передачи аудитория одобрила!

Кстати, в «Клубе путешественников» впервые появились приключения Феди Конюхова. Его первая кругосветка на яхте«Кароанна», одиночный лыжный переход к Северному полюсу создали ему ореол путешественника-одиночки, который Фёдор носит по сей день. Впервые в передачах «Клуба путешественников» народ увидел работы наших археологов в Афганистане , когда в районе Шебергана были найдены восемь захоронений кушанских царей. 24 тысячи золотых украшений редкой ювелирной работы передали наши учёные в государственный музей Кабула.

Руководитель экспедиции — доктор исторических наук Виктор Иванович Сарианиди на одном из заседаний «Клуба» показал муляжи некоторых особенно ценных находок. Судьба этого клада удивительна. Несколько раз сообщалось, что золото похищено то в результате разбойного нападения, то в результате нападения талибов, действовавших по приказу зловещего одноглазого муллы Омара.

Потом оказалось, что и на самом деле нападения были, но благодаря сообразительности сотрудников музея, золотые редкости удалось сохранить. Сейчас эта уникальная коллекция странствует по музеям мира. Начались эти путешествия с Парижа. В музее Человека выставка пару месяцев держала в напряжении любителей особо ценных древностей. Потом золото повезли в Италию. Потом в США. Россия в расписании движения выставки не значится. Хотя наши соотечественники на наши же деньги нашли эти золотые редкости, реставрировали их, описали (было издано несколько альбомов) и… остались «с носом».

И, если бы не «Клуб путешественников», мы бы вообще не узнали об этой находке. Сам Виктор Иванович говорит, что золото безымянных царей было, конечно, находкой века. Но! В пустыне Каракум археологи во главе с Сарианиди открыли целую страну — Маргуш (о которой в разных источниках сообщали древние авторы, но им никто не верил, — та же история, что и с Троей). Сарианиди внимательно изучал аэрофотосъёмки над пустыней ранней весной и увидел на снимках чёткие границы давно ушедших под пески строений. Начались раскопки и… появились дворцовые комплексы, храмы культуры, предшествовавшей зороастрийцам (поклонникам огня). Эти сооружения сохранились на уровне фундаментов. Были найдены сосуды, в которых хранился и изготавливался священный напиток — хаома, захоронения и, разумеется, золото! Сам Сарианиди считает, что именно это — главное его открытие — пятый центр земной цивилизации.

6. Когда в гостях был целый мир...

А сейчас подошла пора узнать, кто же был рядом с Ведущим? Ведь не один же он тащил такой воз, каким было производство и показ в эфире часовой программы под названием «Клуб кинопутешествий» — «Клуб кинопутешественников» и, наконец, «Клуб путешественников»! Давайте разберёмся, кто есть кто за кадром!

Путешествия, приключения, открытия ежедневно сопровождали создателей «Клуба путешественников». Но я нигде и никогда не встречал даже упоминания о тех, кто делал эту передачу. Кроме Шнейдерова, Банникова, Сенкевича, которых мы видели на экране и которых, — безусловно, за дело, — любила вся страна, а знал — весь мир, над передачей работало, как я уже говорил, четыре бригады. В каждой из которых был режиссер, редактор, не говоря об операторах, администраторах, ассистентах режиссера и оператора, машинистках(компьютеров тогда не было и в помине), монтажницах…

А еще были и авторы, и чиновники киноредакции, которые не только палки в колеса ставили, но и были в первую очередь заинтересованы, чтобы выпуски были яркими, насыщенными, запоминающимися. Конечно Ведущий — лицо передачи. Он представляет огромной аудитории результат труда своих единомышленников. Однако заглянем за Ведущего: кто там за ним? Телевидение — результат работы коллектива. Без людей, работающих, как гребцы на галерах, на передачу, этой передачи никогда не будет. Каким бы ни был Ведущий.

Основателем «Клуба», автором его идеи был Владимир Адольфович Шнейдеров. Но ему бы не справиться с производством передачи, не будь рядом Ивги Прокофьевны Войтенко. Редактор передачи, так сказать, правая рука Ведущего. Большущая женщина с хитрым «хохлацким» прищуром весёлых глаз, всегда готовая помочь коллеге в любой ситуации, Ивга вечно куда-то бежала. Постоянно с авоськой в руке, а в авоське четыре, пять или шесть коробок с«Альманахами кинопутешествий»… Передача стала сложнее. Как видно из этого повествования, появились свои съёмки, свои экспедиции. Потребовалось штат увеличить. Над передачей стал работать коллектив творцов.

Красавица Лена Звонникова. Участники съёмок очередного выпуска «Клуба» сначала немели и долго, не отрывая глаз от Лены, пытались выдавить первые слова монолога, с которого предполагалось начать выступление. В конце концов, знаменитый тассовский африканист Сергей Кулик увёл Лену из «клубного» стойла. Спустя несколько лет они уехали в ЮАР.

Галю Лучай, редактора одной из бригад, в нашей стране прекрасно знал каждый человек. Это — знаменитая Катерина Матвеевна, которой из туркменских песков писал проникновенные письма товарищ Сухов в фильме «Белое солнце пустыни». Галя создавала на экране путешествия по следам литературных героев. Писатели и поэты были постоянными гостями её передач. С Юрием Рытхеу, известным чукотским писателем, захватив оператора и Юрия Сенкевича, Галя проехала по Чукотке. Ели сырую рыбу и оленину, охотились на китов, ночевали в чумах . Поведали аудитории, что значит быть чукчей — оленеводом и охотником.

Вадик Белозёров — друг коллекционеров и экстрасенсов. Первые передачи на телевидении с людьми, обладающими сверхсильным биополем, делал именно он. Поиск пропавших экспедиций, кладов, а иногда и людей с помощью экстрасенсов Вадим проводил на экране и в жизни. С помощью повышенных биополей пытались разыскать и снежного человека. Но супербиополя сказали, что снежный человек — биоробот внеземных цивилизаций и справиться с ним невозможно.

Марина Столбова — утончённая интеллигентка. Всегда с сигаретой и вечным поиском тем, не решаемых никем и никогда. С Юлианом Семёновым она пыталась найти янтарную комнату. Делала попытки разгадать загадки египетских пирамид и города инков Мачу Пикчу.

Стас Покровский — участник практически всех экспедиций«Клуба», автор более тысячи телепередач, ставший в ряды«Клуба» еще при Владимире Адольфовиче Шнейдерове… Была ли Атлантида? — тема его выпусков. Поиск снежного человека — тоже его рук дело. Организация и проведение автопробегов по маршрутам экспедиций великих соотечественников — опять же затея Стаса. И, наконец, перелёт на воздушных шарах через плато Устюрт и пустыню Каракум — путешествие, из которого Стас и кинооператор Геннадий Карандин привезли уникальные материалы! Чего стоили байки о встречах чабанов с НЛО! Мы совершили несколько ночных полётов над пустыней. Как известно, тепловой воздушный шар подогревается газовой горелкой. И вот, после этих полётов нам и поведали под страшным секретом, чтобы не дай Бог, шайтан не подслушал о встречах с посланцами других миров, т.е. с НЛО. В ночном небе, усыпанном звёздами, летят гигантские тёмные шары с периодически вспыхивающими огнями… Что же это, как не НЛО!

Да! Чуть не забыл. Во время длительных командировок Сенкевича заменял обозреватель газеты«Правда» Олег Константинович Игнатьев, журналист-международник, объездивший полмира. Был, практически всюду, где шли боевые действия. Вьетнам, Ангола, Никарагуа… И отовсюду привозил острые боевые репортажи и замечательные, полные лирики описания людей. Возвращаясь к 1960-м годам, скажу, что, конечно, Владимиру Шнейдерову было проще управляться с одним редактором — Ивгой Войтенко. Сенкевичу было сложнее жить на телевидении: собственные съёмки в разных концах страны, а потом и в разных концах планеты. Но главное — коллектив редакторов, режиссёров, авторов. У каждого, как говорится, свои тараканы. Все были личностями творческими, каждый хотел создать что-то такое, чего никто не видел. С каждым надо было найти общий язык, суметь договориться, как показать новое путешествие и его героев, как выманить зрителей на совместные действия по спасению исторических памятников и охране природы (чем «Клуб» занимался постоянно и не без успеха). Сенкевич достойно справлялся с этим нелёгким делом. Мир путешествий жил, подстраиваясь к миру коммерции. Многие известные путешественники стали успешными бизнесменами. Появились новые экспедиции, проводящиеся, чтобы переварить деньги спонсоров и повысить имидж конкретных заказчиков, новые, непривычные явления:

- Заплатите, тогда покажем в эфире — говорила одна сторона, - так называемые "продюсеры".

- Нет, заплатите вы. Тогда дадим материалы, снятые в самых интересных, недоступных местах планеты — говорили операторы — сами-себе-режиссёры, под недоступными местами подразумевая курорты Бали.

Время идёт. Споры продолжаются и часто за ними пропадают факты, события, люди…

В 2002 умер Хейердал. Юрий и Тур были друзьями ещё с первого плавания на «Ра». Потом было второе плавание, путешествие на «Тигрисе», археологические экспедиции. И вот мир путешествий осиротел — Хейердала не стало. Сенкевич перечислил всех участников экспедиций на «Ра» и «Тигрисе», покинувших этот мир. «Следующим буду я» — сказал он и, к сожалению, не ошибся. После очередного скандала с руководством первого канала, пешком ходившего под стол, когда Сенкевич уже был любимцем страны, а передача - самой популярной на отечественном ТВ, он вернулся в офис, сел за стол и больше из-за него не встал.

На гражданскую панихиду пришли все, кто остался в живых из тех, с кем Юра начинал работу в «Клубе». Возвращаясь домой с печального мероприятия, в метро я увидел группу мужчин. Один вслух читал некролог. Свернув газету, он сказал: «Да, было время, когда весь мир был у нас в гостях». Да, было такое время…

Из материалов сайта "Всемирная энциклопедия путешествий".



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001