обратная связькарта сайта
TVMUSEUM.RU - logo






«ОТ ВСЕЙ ДУШИ»,  ИЛИ НЕИЗВЕСТНЫЙ НАРОД

Татьяна ГОБЗЕВА

            Это было в начале 70-х годов прошлого века, когда я, студентка факультета журналистики, пришла на практику в Главную редакцию программ для молодежи Центрального телевидения или в «Молодежку», как ее сокращенно называли. Выражение «театр начинается с вешалки» полностью применимо к Молодежной редакции: она тоже начиналась с вешалки прямо за дверью. Там висели разномастные плащи, куртки, пальтишки, а под ними довольно-таки стоптанные башмаки и туфельки. Интересно, что тогда мы не обращали внимание на то, кто как одет. Особенно верхнюю одежду как-то не замечали.Так называемых «стиляг» у нас не было, просто потому что существовала другая форма самовыражения – создание передач. Новое платье, часто сшитое своими руками, как правило, замечалось и одобрялось, но, в основном, у женщин, мужская одежда совершенно не имела значения. Тот, кто был побогаче, конечно, мог вырядиться, но на это, представьте себе, тоже не очень обращали внимания. Это легко объясняется невысокими зарплатами, тотальным дефицитом и, соответственно, равными возможностями, но как бы то ни было, факт остается фактом: здесь человека встречали не по одежке, а, получается, сразу по уму и таланту. И проникали в самую суть довольно быстро, интуитивно.Такая уж тут была атмосфера. Модная в те годы песня о любви со словами: «на 12-м этаже не погасло одно окно…» - у меня прочно ассоциировалась с нашим редакционным окном. Обычно оно светилось допоздна, а что касается любви, то у нас все были друг в друга влюблены. И дополнительно все сотрудницы были влюблены в поочередно сменяющих друг друга главных редакторов: Иванова, Сагалаева, Широкова, Пономарева. Я пришла в эпоху Валерия Александровича Иванова. Когда меня привели к нему в кабинет, он встал, вышел из-за стола и, пожимая мне руку, с подкупающей искренностью сказал: «Вы нам очень нужны, мы верим в Вас и надеемся на Вас». Такой сердечности я в жизни ни у кого больше не встречала, да и редко кто из начальников так приветствует практиканта. И поэтому нет ничего удивительного в том, что именно в недрах «Молодежки» родилась передача «От всей души».

            К сожалению, я не принимала участия в ее создании, все получилось наоборот – это передача «От всей души» приняла участие в создании меня как журналиста. И все мои последующие передачи, особенно деревенский цикл «Здравствуйте», непосредственно были порождены ею.Думаю, так было не только со мной. Передача «От всей души» оказала мощное влияние на развитие телевидения в целом. Кстати, закат эпохи «От всей души» тоже произошел на моих глазах; пришло время, когда чувства с такой щедростью изливавшиеся с экрана, показались  старомодными, а тон передачи излишне сентиментальным. Кстати, новые, более соответствующие духу времени передачи «12 этаж» и «Взгляд» тоже появились в недрах «Молодежки»; их было много новых и талантливых передач. Но как сказать? Место «От всей души» так и осталось незанятым, и сейчас, как никогда, чувствуется эта пустота. Что же было в ней такого особенного? Давайте вспоминать.

            Столы Марьяны Краснянской, автора сценария «От всей души», и редактора Ларисы Муравиной стояли напротив, поэтому обмен мыслями и чувствами у них происходил мгновенно. Без преувеличения можно сказать, что это было творчество в самом высоком смысле этого слова. Ведь материалом для создания передачи была жизнь простых людей из провинции, а лучшего материала для художника и представить себе невозможно. Напомню, что сама запись передачи проходила обычно в домах культуры или в других помещениях, где существовала сцена и зрительный зал. Главные герои, их было несколько, обычно сидели в зрительном зале, совершенно не подозревая, что им предстоит стать виновниками торжества. Знали об этом только создатели передачи и Валентина Леонтьева, ведущая. Героями передачи могли стать: рабочие и крестьяне, врачи и учителя, военнослужащие, люди всех профессий и категорий. Одним словом – народ. Хотя простые труженики, особенно сельские, преобладали и запоминались не только простотой и непосредственностью, но и чувством собственного достоинства. А появилась эта народная передача «От всей души» в то самое время, которое принято считать глухим и застойным, когда запись в анкете «из рабочих и крестьян» считалась самой предпочительной для продвижения по службе, и она, безусловно, выполняла какую-то идеологическую задачу, вроде, «воспевание и утверждение прекрасного образа советского человека, строителя коммунизма». У нас принято с большим презрением к таким идеологическим задачам относиться, но альтернативы пока нет. Впрочем, и тогда отношение к лозунгам у большинства населения было гамлетовским: «слова, слова, слова…» У каждого времени свои слоганы, они уходят, стираются из памяти, но некоторые из них так и хочется почистить, как старое серебро, например, выражение «в жизни всегда есть место подвигу». Уж кто только не оттачивал на нем свое остроумие! Мол, везде у нас напряг: то битва за урожай, то подвиги вместо того, чтобы просто жить. Это справедливо лишь отчасти, ведь, если вдуматься – в жизни, действительно, часто совершаются подвиги, которые не предаются гласности и о которых знает очень узкий круг людей. Просто эти подвиги совершают простые и неизвестные люди, спасая других, жертвуя собой, берут на себя самое тяжкое бремя, врастают в землю там, откуда многие бегут, короче, люди, на которых земля держится. Порой великие подвиги совершаются в быту, в семье матерями и женами. И то обстоятельство, что об этом не знают даже соседи, ни в коей степени не умаляет значения подвига. Именно о таких неизвестных героях рассказывала программа «О всей души». Конечно, это требовало очень большого труда, сбора информации, командировок, огромной подготовительной работы. Ведь в передаче не просто рассказывали о герое, а создавали сложное экранное зрелище с сюрпризами, неожиданностями, веселыми провокациями. Впрочем, того, как создавалась эта передача, я касаться не буду, об этом рассказано в книге М.Краснянской «На голубом экране памяти». Все профессиональные секреты «От всей души» известны и давно разошлись по другим передачам. На телевидении и сейчас работают большие профессионалы, мастера экранных зрелищ. Другое дело, что мастерство это порой растрачивается впустую – на обслуживание «звезд», а между обслуживанием и творчеством  все-таки существует разница. Тогда, в эпоху «От всей души», я впервые услышала термин «художественная публицистика». Показанная на экране жизнь неизестного героя и он сам, действительно, принимали всю силу и значение художественного образа, сохраняя при этом свою документальность. Да, это было настоящее произведение искусства, и чувства вызывало соответствующее: удивления, радости и даже гордости за принадлежность к этому народу.. Смотрели эту передачу просто потому, что человеку всегда интересно знать, как справляется с невероятно трудной ситуацией, находит выход и побеждает точно такой же человек, как ты. Наверняка, у нее был очень высокий рейтинг, хотя тогда не существовало такой точной электронной системы подсчета голосов, как сегодня, да и самого слова «рейтинг» еще не было, оно появилось как раз тогда, когда начали избавляться от всех народных передач. Теперь все знают, что такое рейтинг. Это когда все подростки страны одновременно нажимают кнопку того канала, где показывают что-нибудь порнографическое. Из-за него существуют и процветают передачи, смотреть которые опасно детям, старикам , больным и противно всем нормальным людям, не имеющим преступных или порочных наклонностей. Но, судя по рейтингу, именно таких людей у нас большинство, и ничего тут не поделаешь. В этом смысле рейтинг – гипноз, который, приводя человека в транс, внушает ему, что черное – это белое. В результате отсутствия рейтинга – это официальная версия – и пропал народ с экрана, ушел в подполье, стал неизвестным. Только представим себе картину: огромная заснеженная страна, леса, степные просторы, редкие огоньки в заброшенных деревнях, маленькие поселки и города, утопающие в сугробах. Во всех этих скромных домиках и квартирках горит голубой экран, на нем кто-то корчится, смеется, кувыркается и похабничает, а вокруг -  пустота, людей-то нет, вымерли. Нам скажут: ну, при чем тут система подсчета голосов? Меняется зритель, уходят поколения, и сейчас живут совсем  другие люди: у них так же мало общего с «неизвестными героями», как у современных греков с древними. Да, сейчас таких людей уже не увидим, во всяком случае, на экране. Такое впечатление, что они исчезли, канули в прошлое, ушли, как все герои былых времен, оставив после себя сказки и легенды. Их красота и величие души восхищали до слез, и многие зрители плакали от восторга. Потом эти слезы были поставлены в вину передаче, ее стали называть «плачьте вместе с нами» и смеялись над этими слезами, как над чем-то постыдным. А сейчас, вот, ведь парадокс: сейчас эти самые слезы выколачивают изо всех сил. Только плакать приглашают от жалости к робкому, приниженному и забитому существу, потерявшему и себя и всех своих родных. Согласитесь, что между теми и этими слезами очень большая разница.

            Сегодня простой народ на экране тоже присутствует, но, в основном, в криминальной хронике, там, где речь идет об «униженных и оскорбленных». Это совсем другие люди: они не работают, мерзнут и голодают, не платят за квартиру, пьют и дерутся сковородками – одним словом, пропадают, Да и те, кто трудится, живут немногим лучше. Любой младенец, глядя в телевизор, понимает, что работать на снегоуборочной машине, на тракторе или на стройке опасно для жизни и что надо – пробиваться туда, где ничего не придется делать руками. А лучше всего стать звездой, чтобы все узнавали и завидовали. Этот процесс «озвездовления» и «обледенения» всего телевидения начался на моей памяти в 90-х годах, когда жизнь простых людей и они сами стали никому не нужны. Пропали они с экрана вроде бы в результате простого рассуждения: «ну, кому интересно знать про какую-то Марью Петровну, когда есть Пугачева, Басков, Галкин и еще десятки звезд?» А на самом деле все обстояло еще проще. Сами посудите, ну, зачем человеку, купившему эфир, показывать Матрену Ивановну из села Горемыкина, когда у него есть свои люди, близкие и любимые, которым тоже хочется на экране выступать? Зато теперь мы знаем о «звездах» все и по многу раз. Вообще, «звезды» плодятся со страшной скоростью, как мухи, роятся и толкутся на светских вечеринках, пытаясь затмить друг друга нарядами и сплетнями. Побеждают, наверное, те, у кого больше денег. Если, глядя на тусующуюся «звезду», попытаться дать ей определение, то получится, примерно, следующее: это довольно симпатичное существо с большим ртом и с  блестящим извивающимся тельцем. Другие органы менее заметны. Мысли и чувства существу заменяет одно единственное ощущение – оно убеждено в своей неотразимости и в том, что его любит «народ», но что оно подразумевает под народом, абсолютно неизвестно. Да откуда ему знать? Народ и вправду стал неизвестным. Хотя справедливости ради, стоит заметить, что абсолютно трезвые и принаряженные представители народа изредка все же попадают и в развлекательные передачи, не только в криминальную хронику. Их учат писать слова и находить партнеров по сексу, их исповеди охотно слушают, особенно, когда речь идет о беспределе и когда они ругают друг друга. Правда, у зрителей существует стойкое подозрение, что эти народные представители на самом деле – фальшивка, подставные утки и, как массовка в кино, получают деньги за участие в передаче. Утверждать это с уверенностью я не берусь, но какая-то доля правды в этом есть, может быть, даже большая, процентов пятьдесят, как говорят, фифти-фифти. Как бы то ни было, а народ на экране, и подставной, и всамделишный, представлен, мягко говоря, агрессивным недоумком. Все знают, что ему надо помогать, спасать, лечить и так далее, но показывать лишний раз, особенно на ночь – да, вы что! Даже в сериалах, где все есть – народа тоже нет. Одни менты с бандитами и бизнесмены с охранниками, менеджерами и проститутками. Но критиковать телевидение бесполезно, тебе вполне резонно могут возразить, что современное телевидение носит коммерческо-развлекательный характер, это тебе не идеологический рупор, как в советское время. Это все, конечно, так, но уж больно много лукавства в таких словах. Когда столько миллионов людей смотрят одно и то же – это все равно и рупор, и  пропаганда, хочешь ты этого или не хочешь. К чему скрывать очевидное? Телевидение и сейчас используется, как рупор и пропаганда и как средство воспитания, только раньше мы знали кем, а сейчас не знаем. Эти хозяева эфира тоже неизвестны, да и живут неизвестно где, во всяком случае, возникает ощущение, что, наверное, не у нас.

 

Татьяна ГОБЗЕВА

Член Союза журналистов



 
 
ИПК - Институт повышения квалификации работников ТВ и РВ Высшая Школа Телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова Вестник медиаобразования Юнеско МПТР Фонд Сороса Rambler's Top100
О проектеО Творческом Центре ЮНЕСКОКонтактыКарта сайта

© ТЦ ЮНЕСКО, 2001